T

«‎У нас будут и новые Овечкины, и новые Кучеровы, и новые Василевские, и Кубок Стэнли еще не раз окажется в России»

Поговорили с российским хоккеистом и защитником клуба НХЛ «Тампа-Бэй Лайтнинг» Михаилом Сергачевым о главном трофее НХЛ, видеопародии на фильм «‎‎Могучие утята» ‎и, конечно, об Олимпиаде в Пекине.

Какая у тебя обычно главная эмоция, когда ты выходишь на лед?

Меня всегда немного потряхивает перед выходом на лед, и я думаю, что небольшой мандраж — это хорошо и что его испытывает каждый игрок. Я бы не назвал это страхом, но определенная неуверенность в себе — это здоровая эмоция. Ведь уверенность в себе растет с каждым твоим правильным движением, с каждым результативным пасом твои инстинкты срабатывают острее и точнее. Тебя подхватывает эта волна, и ты играешь все лучше и лучше и не чувствуешь усталости. У меня бывали игры, когда я выходил на лед спокойный, должен сказать, результатами таких игр я доволен куда меньше. (Смеется.)

Разные эмоции, когда выходишь за команду НХЛ и когда — за сборную. Выходя на лед в джерси «Тампа-Бэй Лайтнинг», я знаю, что не могу подвести фанатов, что должен показать высокий уровень игры. В задачу защитника входит блокировать удары и передавать пасы. И в данном случае не сработает чувство «родного плеча» — если я играю против Артемия Панарина, я должен буду его закрыть, не дать ему забить гол, ведь я защитник, а он нападающий. Совершенно иные эмоции испытываешь, когда выходишь на лед под флагом страны, ведь вся эта страна смотрит на тебя. Естественно, что тебя переполняют эмоции — любая твоя даже самая незначительная ошибка может стоить победы не просто тебе, не только твоей команде, но твоей стране. Хочется, чтобы у фанатов складывалось впечатление, что ты хороший хоккеист, а не наоборот.
(Смеется.)

Брюки Nigel Cabourn, лонгслив Russell Athletic, кеды Bally, сумка Louis Vuitton

 Ты говорил
про инстинкты… 

Да. Любой командный вид спорта — он про хитрость. По сути, чтобы выиграть, ты должен обмануть соперника, увести его в сторону. Если хочешь дать пас влево, смотри вправо. Это чуть ли не первое, чему тебя обучают в хоккейной школе. (Смеется.) Самые великие игроки в хоккее — это великие иллюзионисты. Посмотрите, как играет Кучеров (Никита Кучеров, российский хоккеист, правый крайний нападающий клуба НХЛ «Тампа-Бэй Лайтнинг». —Правила жизни) — у него вся игра построена на этих обманных движениях «посмотрел в одну сторону, пас отдал в другую»; как играет Овечкин (Александр Овечкин, российский хоккеист, левый крайний нападающий и капитан клуба НХЛ «Вашингтон Кэпиталз». — Правила жизни) — только ему одному известно, куда полетит шайба после его удара; даже вратарь Василевский (Андрей Василевский, российский хоккеист, вратарь клуба НХЛ «Тампа-Бэй Лайтнинг». — Правила жизни) обманывает нападающих — будто открывает одну часть ворот, но готов моментально закрыть ее, когда игрок направляет туда шайбу.

Любая твоя ошибка
может стоить победы
не просто тебе, не
только твоей команде,
но твоей стране



{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":423,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":423,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Пальто, рубашка, шапка SINIY VSADNIK, джинсы Doublet, кроссовки adidas x Jeremy Scott

 А кроме инстинктов что помогает в игре? Твой номер на джерси специально совпадает с годом твоего рождения?

До перехода в НХЛ у меня всю жизнь был 31-й номер, мне с ним было очень комфортно, я классно играл, становился лучшим по году, да, я к нему прикипел в определенном смысле. В других номерах мне было будто сложнее играть, поэтому я всегда выбирал 31. Но вот в НХЛ 31-й номер был занят, я взял 98-й. Через год номер 31 освободился, и мне предложили его забрать, но я уже «сыгрался» с 98-м и подумал, что незачем его менять. Есть, конечно, такое у каждого спортсмена. Мы сами наделяем номера дополнительным смыслом. Это определенного рода суеверие, но в нем нет ничего плохого.



 Семь лет для развития хоккейной карьеры это много или мало?

Если честно, никогда об этом не задумывался. Но вообще, большинство игроков приходит в НХЛ в возрасте 21 года, я попал в Лигу в 19 лет. Конечно, для кого-то это слишком рано, да и каждый человек развивается индивидуально. В моем случае клуб «Тампа-Бэй Лайтнинг» посчитал, что я уже готов играть наравне с профессионалами. Они давали мне время, чтобы я правильно развивался.


 Благодаря этому у тебя в 23 года уже два Кубка Стэнли…

Это заслуга всей команды, в клубе очень много сильных игроков, на трех основных позициях — лучшие спортсмены Лиги. С одной стороны, конечно, мне невероятно повезло, но с другой — я сам проделал огромную работу. Но вообще, да, иметь два кубка в 23 года — это действительно невероятно круто. (Смеется.)



Свитер Calvin Klein 205W39NYC (by Raf Simons)

 Как кубок встретили в твоем родном городе?

Я так ждал этого момента, к сожалению, пандемия помешала осуществить этот план, но в прошлом году мы все же смогли привезти кубок в Нижнекамск. Мы заслужили разделить эту победу с нашими семьями, с фанатами и с простыми ребятами, которые только начинают играть в хоккей. Кажется, такие яркие эмоции я испытывал, только когда выигрывал кубок. (Смеется.) Когда люди видят трофей, они чуть ли не с ума сходят, это шанс коснуться легенды, вековой истории хоккея. Очень круто, что все же получилось разделить радость от этой победы с ребятами в Нижнекамске, почти весь город сфоткался с кубком. (Смеется.)


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":427,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":427,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

 А если бы в твоем детстве в Нижнекамск привезли Кубок Стэнли, как бы это повлияло на твою хоккейную карьеру? 

Если честно, не знаю! Но к нам в свое время приезжал Павел Дацюк (российский хоккеист, центральный нападающий клуба КХЛ «Автомобилист», олимпийский чемпион 2018 года, чемпион мира 2012 года, двукратный обладатель Кубка Стэнли. — Правила жизни). Он был не один, вместе с ним приезжали тренеры из Канады. Он тренировал детей, был нереальный ажиотаж, все хотели играть в хоккей. Я надеюсь, что кубок произвел похожее впечатление. Важно показать, что все эти мечты могут стать реальностью.

Как для меня, простого парня из Нижнекамска, родители которого работали на местном заводе, а их сын в 17 лет переехал в другую страну и начал выступать в одной из трех основных юниорских хоккейных лиг Канады. На самом деле у нас растет новое поколение, в этом нет никаких сомнений. Когда я приезжал в Нижнекамск, мы делали дружеские матчи в моей 31-й школе — участвовали и взрослые команды, и команды юниоров. Было очень много детей, большинство пришли с коньками, все хотели поиграть. Была и команда девочек, я, кстати, за них играл! Девочки вообще молодцы, они не знали, что я буду за них играть, и сначала стеснялись, но быстро разыгрались, начали забивать голы, очень крутой матч получился! Я вижу, как в Москве открываются новые катки, появляются новые команды, это не может не радовать. И, конечно, дарить надежду, что у нас будут и новые Овечкины, и новые Кучеровы, и новые Василевские и что Кубок Стэнли еще не раз окажется в России.

Иметь два кубка
Стэнли в 23 года, действительно, невероятно круто



 Профессиональный
спорт это всегда жесткая дисциплина? Расскажи о своем расписании.

Время игрового дня подчинено строгому графику: просыпаюсь, еду на арену, тренировка начинается в 10 утра и длится примерно полчаса, потом еду домой, обед, сон. У меня уже есть свои привычки, можно даже сказать, рутина какая-то. Просыпаюсь часа в три-четыре дня и еду на игру. Игры начинаются в семь вечера, так что все это время мы разминаемся и разогреваемся. Зато на выходных я полностью предоставлен сам себе. Моя жена занимается йогой, по утрам она меня растягивает. Потом мы завтракаем, идем на прогулку или катаемся на гидроциклах. Мы, кстати, серьезно популяризировали это времяпрепровождение в Тампе. Раньше такого проката просто не существовало, а мы с друзьями сняли видеопародию на фильм «Могучие утята» 1992 года, только в кино хоккеисты шли в атаку клином, а мы клином ехали на гидроциклах. Причем мы очень серьезно подошли к съемочному процессу — были и профессиональные камеры, и дроны. После выхода этого видео гидроциклы в Тампе взлетели в цене, наш приятель открыл прокат, недавно закупил семь новых гидроциклов — бизнес идет в гору!

 А как ты следишь за временем?

Все банально — часы. (Смеется.) Свою самую первую модель я купил себе на первый Кубок Стэнли. Было ощущение сродни закрытому гештальту. Я хотел сделать себе подарок. До этого момента почему-то не было ощущения, что я это заслужил. Я терпел, ждал большого события. И вот тогда появилось ощущение, что можно порадовать себя.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":332,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":332,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Кожанная куртка С.P. Company, брюки SINIY VSADNIK, лоферы Prada

Когда люди видят кубок, они чуть ли не с ума сходят, это шанс коснуться легенды, вековой истории хоккея





 Мы знаем, что ты представляешь Ulysse Nardin. Почему ты выбрал эту часовую марку?

Честно признаться, я не очень хорошо разбирался в часах до встречи с представителями Ulysse Nardin, именно они объяснили мне тонкости часового производства, благодаря им я начал разбираться в часах, понимать, как работает часовая индустрия, теперь я огромный фанат. В первую очередь меня привлек стиль часов, уже потом я узнал про все крутые. Еще мне очень нравится, что Ulysse Nardin связаны с водой. Сейчас я живу во Флориде, и мой дом располагается у воды, так что я часто вижу акул, а вода и акулы — две главные составляющие визуальной кампании Ulysse Nardin.

 А какой модели ты отдал предпочтение и почему?

Я выбрал Blast — меня привлек скелетонизированный механизм, такой дизайн часов позволяет носить их каждый день. Они подходят и к формальному, и к спортивному костюму. (Смеется.) Прямо скажем, я не маленького роста (190 см. — Правила жизни) и у меня довольно широкое запястье. Blast идеально сели на мою руку. Они очень круто выглядят, если можно так выразиться — их видно. Еще они с автоподзаводом, у них есть турбийон — вообще у них очень много классных функций, которые редко встретишь одновременно в одной модели часов. Плюс я мечтал о часах с резиновым ремешком, у Blast как раз тот самый ремешок из каучука, который был мне нужен. Я кайфую.

— Не могу не задать вопрос: как ты отнесся к решению НХЛ насчет Олимпиады в Пекине? Что для тебя значило бы участие в Олимпиаде?



Кажется, первая Олимпиада, которую я увидел в жизни, были зимние Игры в Турине 2006 года. Помню, как старался не пропустить ни одной игры. Потом был чемпионат мира 2008 года и Баффало в 2011-м, когда наши совершили мощный камбэк (финал чемпионата мира по хоккею среди молодежных команд. — Правила жизни). Кажется, я тогда осознал, что цель всей моей жизни — играть за сборную России. 

Водолазка Dries Van Noten, кожанная куртка C.P. Company

Когда мне было 16 лет, мы поехали на юношеские Олимпийские игры в Лихтенштейн, я нес флаг сборной, и мне нужно было сказать хотя бы пару слов. Но я очень нервничал и замялся, вообще ничего не смог сказать. При этом я помню это всепоглощающее чувство гордости, которое наполняло меня, — я несу флаг своей страны, я представляю свою страну. Олимпийские игры смотрит весь мир — все страны участвуют, все страны смотрят. Быть в составе сборной на Олимпийских играх стало бы для меня огромной честью и, конечно, вызовом самому себе, шансом показать всему миру, что Россия — мощная хоккейная страна. Мы все были готовы, все очень хотели поехать. Я буду стараться играть на самом высоком уровне и надеяться, что через четыре года меня пригласят. И я обязательно поеду.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":422,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":422,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Скажи, за кого
ты болел на летней Олимпиаде в Токио?



Конечно, я следил за нашими теннисистами. Я сам играю в теннис, и мы общаемся с ребятами иногда. Теннис для меня, кстати, из разряда «а что, если» — кажется, если бы я не играл в хоккей, я бы обязательно занимался теннисом. Я очень пристально слежу за турнирами, каждый день смотрю видеонарезки лучших моментов. Я как-то раз попросил своего друга снять, как я играю... Понял, что мне до наших теннисистов нужно лет пятнадцать тренироваться. И чтобы они еще лет пятнадцать не тренировались. Тогда, возможно, мы смогли бы встретиться на матче. (Смеется.) А так, конечно, без шансов вообще.


Благодарим NUW.STORE, KM20, SPIN4SPIN за предоставленные вещи для съемки.

Команда проекта

Интервью: Алла Алексеевская

Идея и фото: Яна Давыдова

Ассистент фотографа: Александр Лосевский

Стиль: Ваня Фадеев

Muah и прическа: Полина Еланская

Дизайн проекта: Анастасия Бекасова

Менеджер проекта: Анастасия Подольская

{"width":320,"column_width":15,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
default
true
320
762
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}
Тэги: