«Изобретатели прямо сейчас меняют не только жизни людей, но и сам мир»: Илья Чех о том, как создать успешный киберпанк-проект

Функциональные протезы руки и предплечья, которые возвращают человеку утраченную функцию, пока делают всего несколько компаний в мире, и одна из них — российская компания «Моторика». Ее основатель, генеральный директор и апостол «Правил жизни» Илья Чех делится своими правилами бизнеса, которые могут помочь каждому изобретателю реализовать свою идею.
Илья Чех
Илья Чех
Арсений Несходимов для РБК

Все начинается с идеи 

Мне нравится воплощать идеи. Работая конструктором на заводе, я получал такое удовольствие, что вообще не думал о бизнесе. А мой будущий партнер Василий Хлебников уже был опытным предпринимателем и работал директором по развитию в компании Can Touch, которая занималась промышленной 3D-печатью — например, созданием деталей для космической отрасли и авиации.

Однажды он увидел в сети видео, как на 3D-принтере печатают детские протезы для рук, и сильно вдохновился идеей помочь нескольким детям. Мы начали изучать нишу и узнали, что в России по меньшей мере 40 тысяч людей живут без одной руки. Узнали, что детских бионических протезов отечественного производства просто не существует, а зарубежные стоят от 1,5 млн рублей. Мы начали проект в 2015 году и задались целью сделать конечный продукт дешевле в четыре-пять раз.

Арсений Несходимов для РБК

Первые два года компания жила только на наши собственные деньги — около 1,5 млн рублей. Чтобы выйти на рынок, нужно было создать прототип. Мы собрали простенький сайт, а первых клиентов нашли на форумах. Причем по объявлениям сразу пошел большой поток заявок, из которых пришлось выбирать: ресурсы были ограниченны. Для реализации задуманного использовали базу компании Василия. Выпустили первые образцы на промышленных 3D-принтерах, весной 2015-го получили сертификат и вышли на рынок. В том же году 5 млн рублей в нас инвестировали два дочерних фонда «Роснано».

Надо продвигать свой продукт на всех возможных площадках

Наши планы и амбиции требовали денег — и немалых. Инвестиций «Роснано» нам хватило на несколько месяцев. В конце 2015 года мы запустили краудфандинг и собрали 600 тысяч рублей. Лезли во все конкурсы и фестивали, куда только могли дотянуться. Так, например, выиграли 15 млн рублей в шоу «Идея на миллион».

Если бы в то время в стране существовали площадки для инноваторов типа In’Hub, вероятно, мы смогли бы представить проект там и найти прямое инвестирование на раннем этапе. На In’Hub, например, создатели перспективных технологий смогут напрямую пообщаться с инвесторами, а изобретатели, еще не решившиеся на создание стартапа, — попасть в пул «Маркетплейса идей и изобретений» и получить помощь в защите интеллектуальной собственности.

Правильное позиционирование и пиар очень важны

Мы все в «Моторике» фанаты киберпанка. Мы сразу решили, что наши протезы не будут имитировать реальную руку или скрывать «недостатки», и задались целью вообще изменить представление людей о том, что человек с искусственной, кибернетической конечностью чем-то отличается. Мы стали намеренно подчеркивать технологичность наших устройств, потому что верим: за ними в будущем откроются безграничные возможности человека. Я абсолютно убежден, что не пройдет и ста лет, как мы будем выбирать не смартфон, а модель руки последнего поколения — с Wi-Fi, чувствительными тактильными датчиками, GPS и другими встроенными гаджетами. А летать в гости к друзьям будем на Марс без скафандров. 

Здесь важно отметить, что B2C-направление развивается за счет пиара и маркетинга. Ни одно популярное медиа не будет писать статью про присадки для нефти, потому что она не будет понятна широкому кругу читателей. Гораздо интереснее показать ребенку киборга. Это виральный сюжет, а мы просто его обыгрываем, даем темы, героев и комментарии. И наша «вездесущность», пожалуй, сработала.

Новый раунд мы получили в 2019 году. РФПН вложил 100 млн рублей и столько же через год. Еще 200 млн рублей инвестировал Дальневосточный фонд высоких технологий.

К концу прошлого года мы привлекли более 400 млн рублей. Выручка выросла до 270 млн в год, и мы уже сами подумываем инвестировать в какой-нибудь родственный проект. 

Надо ставить долгосрочные цели и мыслить шире

По некоторым данным, объем нашего рынка в России и СНГ ограничен 300 протезами в год. А выход на зарубежные рынки с каждым днем становится все труднее. Но мы не унываем. В конце концов, наша основная задача — не продать как можно больше протезов, а сделать так, чтобы они перестали восприниматься лишь как искусственная замена конечности.

Наши образцы уже умеют «чувствовать» и передавать ощущения в мозг пользователя. Что будет, когда мы научим их играть на фортепиано? А что, если для выполнения сложных работ в непригодных условиях специалисты лет через 40 начнут сами менять свои природные конечности на кибернетические? Например, будущие монтажники космических кораблей на орбитальных станциях.

Илья Чех
Илья Чех
Арсений Несходимов для РБК

Безусловно, усилий одной только «Моторики» для этого недостаточно. Но есть несколько решений: от объединения изобретателей в комьюнити, поиска единомышленников среди знакомых и коллег до участия в выставках и форумах. В этом смысле любое мероприятие — это хаб, точка доступа. Для изобретателей — к опыту друг друга и средствам инвесторов, а для последних — к будущему, приближенному нашими силами. Подозреваю, что в упомянутом выше In’Hub «Норникель» хочет аккумулировать внешний конкурсный метод отбора идей с корпоративным инструментом скаутинга стартапов, в том числе тех, что пока находятся на уровне идеи на гаражном верстаке. А там недалеко и до патентной упаковки, поиска прямых инвестиций и интеграции в заинтересованные бизнесы. Нужно лишь самому в свою идею поверить. Хотя бы так, как поверили в свою мы. 

Технически мы уже готовы вывести медтех на новый уровень: люди используют все более сложные носимые устройства, источники питания развились до крошечных размеров и одновременно огромной емкости. Главная преграда на пути к кибербудущему — моральная неготовность людей к использованию технологий в таком разрезе. Сегодня киборги — редкость, но мы верим, что это продлится недолго.

Загрузка статьи...