T

Носороги, космические черепахи, символизм: Жизнь и творчество Дмитрия Плавинского — графика и одного из самых важных представителей нонконформизма

Дмитрий Плавинский — один из самых ярких представителей московского нонконформизма и поколения «неофициальных» художников-шестидесятников. Его работы невозможно не узнать — это единство истории и современности, философской мысли, сложности фактур (от рельефной многослойности живописи до работы с необычными материалами) и безупречной техники.


В честь 85-летия знаменитого художника Музей AZ подготовил выставку «Носороги на черепашьих бегах в Москве», в которой представлены офорты и живописные произведения Плавинского из собрания Музея AZ и частных коллекций. Среди них — работы из важных для творчества художника серий «черепах» и «носорогов».

Дмитрий Плавинский.

Плавинский родился 28 апреля 1937 года в Москве. В детстве ходил в художественную школу и с юности увлекался классической музыкой и математикой. Высшее образование Дмитрий получил в Московском государственном академическом художественном училище памяти 1905 года, где учился на театрально-декорационном отделении у Виктора Шестакова. А после училища путешествовал по всей стране — от заполярного Урала и Дальнего Востока до Самарканда и Ашхабада. С конца 1950-х входил в круг художников, позднее названных нонконформистами.


В 1957 году участвовал в выставке во время VI Международного фестиваля молодежи и студентов в Москве и познакомился с будущими нонконформистами Анатолием Зверевым, Михаилом Кулаковым, Александром Харитоновым. Как вспоминает его жена Мария, Дмитрий был со всеми внимателен и дружелюбен, но близких друзей у него практически не было. В 1960 году прошла его первая выставка в квартире искусствоведа Ильи Цырлина, и первая же работа оказалась в коллекции Георгия Костаки — «Кричащая рыба». Эта картина открывает долгую серию работ, посвященных теме рыб, черепах, ящериц и насекомых в творчестве художника, — с того момента в его работах практически исчезают люди. Среди других значимых для пути художника коллекционеров — собирательница неофициального российского искусства Нина Стивенс, благодаря которой в 1967 году двадцать две работы Плавинского будут показаны в Америке, а три из них приобретет музей МоМА. Позже он принимал участие в огромном количестве международных выставок нонконформистов в США, Англии, Италии, Японии и других странах. Сегодня работы Плавинского входят в крупнейшие музейные и частные коллекции, такие как музей Метрополитен и Государственная Третьяковская галерея.



Дмитрий Плавинский. Черепаха с буквами Ер и Ять, 1969. холст, темпера, ПВА, песок, масло. 80×110. Собрание Любови Шакс.

Дмитрий Плавинский. Боспорская черепаха, 1969.

Плавинский много путешествовал по маленьким городам и монастырям Севера, где обращал внимание на фрески, архитектуру, палеографию. Также вдохновляло его и наследие Возрождения: он много времени проводил в ГМИИ им. А. С. Пушкина, вглядываясь в офорты Дюрера, Рембрандта и Гойи, а позже и сам освоил эту технику. Сам Плавинский как-то назвал себя «цыганом» в искусстве: его всегда отличала неутомимая тяга к познанию различных культур. В среде своих друзей он занимал нетипичную позицию: не занимался ни абстрактным экспрессионизмом, ни бытоописанием гнетущей советской жизни. Его куда больше интересовала многослойная древность, впитывающая в себя историю разных времен, которую и показывали его работы.. С конца 1950-х годов Плавинский много ездил по Средней Азии, изучая местные духовные традиции, а также пытался восстановить связь с пострадавшей при большевиках русской христианской культурой. Его работы 1960-х, как правило, предметны и много обращаются к религиозным мотивам. А в конце 1970-х центром внимания оказывается не предмет, а пространство. Уже после эмиграции в Соединенные Штаты, в 1990-х, Плавинский активно путешествовал по Европе, стремясь постичь все богатство классики Запада.


Так в его картинах рождается собственный мир: одновременно прошлое и будущее, культуры Востока и Запада, разные культуры, цивилизации, религии. Свой метод художник обозначал термином «структурный символизм»: каждый материал, фактура, форма, текстура, созданные человеком или природой, становятся комплексными символами, встраиваемыми в механизм существования Вселенной. Временные рамки организуют закрытую систему, в которой каждое Время связано с другим.





Творение мысли и рук человеческих рано или поздно поглощается вечной стихией природы: Атлантида — океаном, храмы Египта — песком пустыни, Кносский дворец и лабиринт — вулканической лавой, пирамиды ацтеков — лианами джунглей. Для меня наибольший интерес представляет не расцвет той или иной цивилизации, а ее гибель и момент зарождения следующей... (Плавинский)

С 1991 года художник жил и работал в Нью-Йорке, а в 2004-м вернулся в Москву. Посвященная его работам ретроспектива в Третьяковской галерее ознаменовала триумфальное возвращение Дмитрия на родину и занесла его имя в пул живых классиков.





Дмирий Плавинский в мастерской. Создание Кресла. Из архива семьи. Автор Игорь Пальмин. Фото предоставлено пресс-службой Музея AZ.

Наталия Опалева, директор музея AZ

Дмитрий Плавинский — один из самых важных, значительных художников не только для коллекции музея AZ, но и для того времени шестидесятых, которое мы называем «советским ренессансом». В его творчестве в полной мере отразились поиски духовности, уходящей корнями в древнерусское искусство, свойственные поколению шестидесятников. В каждой работе Плавинского зашифрован огромный массив информации, символов, расшифровать которые до конца не дано никому. Мастерство и необыкновенная глубина творчества Плавинского ставят его в один ряд с великими мастерами эпохи Ренессанса.


В моем собрании находится значительное количество живописных работ Дмитрия Плавинского, а также офортов. В 2017 году музей AZ показал многие из них в проекте «Тарковский & Плавинский. Прорыв в прошлое» в Новом пространстве Театра наций, затем — в Третьяковской галерее в проекте «Свободный полет». Сейчас в нашем музее проходит выставка, целиком посвященная этому художнику, главными героями которой стали знаменитые черепахи и носороги Плавинского.


К юбилейной выставке, подготовленной к 85-летию художника, музей выпустил книгу офортов Дмитрия Плавинского, и поэтому один этаж нашего музея занимают самые известные, ранние офорты Плавинского.

Дмитрий Плавинский. Вечерний носорог, 2006.

Полина Лобачевская, куратор музея AZ

Какой был человек Дима Плавинский? Он очень любил жизнь и был обезоруживающе доброжелателен и комплиментарен по отношению к людям и к художникам особенно, так как, по его выражению, «жизнь художников трагична по своей сути». Дима Плавинский, которого друзья звали не иначе как Димочка, как и его друг Зверев, Толечка, был независимый, свободный и остроумный, но его юмор мог превращаться и в иронию и даже в сарказм, если он чувствовал фальшь, которую он органически не принимал ни в людях, ни в музыке.


В Диме было любопытство к жизни. Он обожал посмеяться под какую-нибудь историю и любил смешить аудиторию друзей. Но при этом он говорил «Искусство вечно — жизнь изувечена» и что-то про непереносимость бытия и еще в трудные моменты: «Слава богу, я курящий». Чай он звал «чайковским», троллейбус «троликом» и любил рассказать про «какую-то кулёму». Он никогда не обсуждал ни трудоемкость своей работы, ни сложность художественных задач, которые он решал, — так может делать только жизнелюбивый человек. К себе очень строг и изнуряюще трудоспособен, в молодости зачастую уничтожал прекрасные, практически законченные картины по одному ему ведомой причине.







Дмитрий Плавинский с Лизой. Из архива семьи Автор Игорь Пальмин. Фото предоставлено пресс-службой Музея AZ.

Дмитрий Плавинский. фото Игоря Пальмина.

Дмитрий Плавинский в мастерской во время создания Креста. Из архива семьи Автор Игорь Пальмин. Фото предоставлено пресс-службой Музея AZ

Михаил Алшибая, кардиохирург и коллекционер

В моей коллекции хранится живопись Плавинского и два десятка его офортов, он был выдающимся мастером этой техники. К сожалению, нет ранних работ, но это уже большая редкость, никогда не мог себе ее позволить


На мой взгляд, Плавинский — один из самых важных художников XX века и нонконформистского контекста, «неофициального» искусства. Художник самобытный, самостоятельный, с очень авторским почерком. С одной стороны, Плавинский для меня вписывается в основной дискурс, которым занимается искусство, — размышление о смерти. И эти размышления в творчестве Плавинского выражены очень особенно. С другой стороны, он нашел свой язык в этом дискурсе: знаменитая мумифицированная собака, бесконечные бабочки, травинки. И его очень особенная техника, насыщенная деталями. В работах Плавинского очень много смыслов и образов, именно в этом заключается его самобытность.



Дмитрий Плавинский. Бегущая во тьме. Офорт (с 3 досок). 1972 год.

Дмитрий Плавинский. Космическая черепаха, 1995. Холст, масло. 150×100. Собрание Музея AZ.

Валерий Дудаков, коллекционер и искусствовед

Самое главное — это его убежденность в том, что в каждой капле его изобразительности присутствует мироздание всей вселенной. В каждом цветке и листике она доходит до космического переживания. Это по-настоящему поэтический подход к живописи, не только ассоциативный. У него черепаха — замок, акула — город.


Второе: у него есть ассоциирование мертвого и живого. Они взаимосвязаны друг с другом, переходят друг в друга. Это взаимообращенность, когда усопшие могут воскреснуть, а живые могут мгновенно стать неживыми. Это такая «археология современности», очень важная для него.



Дмитрий Плавинский. Дмитрий Плавинский. Заброшенная церковь, 1975 год. Офорт, 64×146. Собрание Марии Плавинской.

Дмитрий Плавинский. Фрагмент из офорта «Азбука», 1971,72.5×39.

Еще одно отличительное качество Дмитрия — это особое отношение к ремеслу. Оно для него не менее свято, чем вымысел и фантазия. Оттуда идет и филигранность исполнения его офортов, например. Очень немногие художники обладали такими же умениями. Для многих художников, работающих с фантазией, ремесло отходит на второй план, а у Плавинского оно остается на одном уровне с вымыслом.


Есть еще его словесные композиции. Здесь есть очень простая вещь: слово — это дар Бога. Для Дмитрия слово было еще и покаянием, приношением самого себя в жертву. Дмитрий отличается постоянным внутренним покаянием, и речь тут совсем не о философичности, о которой говорят многие, затрагивая работы художника.



Дмитрий Плавинский. Фрагмент из офорта «Плащаница», 1968 год.

Дмитрий Плавинский. Китайский пейзаж, 1969, офорт. 65×52. Собрание Музея AZ.

Анатолий Зверев и Дмитрий Плавинский 1980-е.

Дмитрий Плавинский с котом Митей, Арбат, 1980-е. Автор фото — Игорь Пальмин.

Выставка «Носороги на черепашьих бегах в Москве» в музее AZ продлится до 20 ноября 2022 года.

Текст
Марина Анциперова
Даня Токарев

Верстка
Зарина Ярхамова

Фото
Предоставлены пресс-службой музея AZ

{"width":320,"column_width":12,"columns_n":12,"gutter":16,"line":20}
default
true
320
762
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: ESQDiadema; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}