РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мангалорец: как российская поп-культура интегрировалась в азиатскую и наоборот? Самые нелепые примеры

Исследователь поп-культуры Владимир Бровин рассказывает о самых странных, диких и нелепых примерах русско-азиатской культурной интеграции, включая суши с борщом и аниме-каверы на «Гражданскую оборону».
Мангалорец: как российская поп-культура интегрировалась в азиатскую и наоборот? Самые нелепые примеры

В чем фантаст Лукьяненко превзошел Льва Николаевича Толстого? Как минимум в одной вещи. В 1894 году классик выпустил первый перевод «Дао дэ цзин» на русский язык («Изречения китайского мудреца Лао-цзы, избранные Л.Н. Толстым»). Толстой верил, что русская и китайская культуры на удивление похожи, а для глубокого взаимопонимания достаточно перевести один из основополагающих древних трактатов. И даже то, что перевод был сделан с французского, его нисколько не смущало. Лукьяненко в этом смысле оказался тоньше. У него есть недооцененный рассказ «Фугу в мундире», примечательный диким кросс-культурным сеттингом: из-за дурацкой ошибки Россия проголосовала на референдуме за вхождение в состав Японии, та, в свою очередь, приняла просьбу, и теперь русские с японцами — единый народ. Но попытки форсированно наладить мосты между такими непохожими культурами обречены на комичный полупровал. Русские едят фугу под водку, дарят начальнику хокку на Новый год (так положено!) и недоумевают, как они раньше жили без гейш. Но все это вымученно и неестественно: чем больше правительство пытается сплавить менталитеты воедино, тем более ошеломляет глубина разделяющей их пропасти. И существующие в реальности кросс-культурные диковины вроде аниме-каверов на Летова или китайских попыток сварить борщ с сычуаньским перцем говорят о том, что диффузия непохожих культур идет скорее по комическому сценарию. Да и как еще можно смотреть на все это в мире, где китайские эмигранты популяризуют русский народный хардбасс в Австралии?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Самый безумный пример такого рода — японская манга «Танцевать! Кремль Дворец», созданная Синтаро Каго. Совершенно сюрреалистическая вещь, в которой стереотипы доведены до абсолюта. Русские здесь безостановочно играют в «русскую рулетку» (мужчины, женщины, политики, вожди, крестьяне), Ельцин-кайдзю с руками в виде бутылок водки угрожает миру ядерной войной, а Сталин (очевидно, овладев неевклидовым пространством) порождает собственных боевых клонов по типу матрешки, после считают «морду» автомобиля забавной и даже «кавайной», а его парадоксальная непрактичность лишь добавляет шарма. Причем «непрактичность» это еще мягко сказано: УАЗ с учетом доделок под экологические стандарты страны,может обойтись японцу в 40-50 тысяч долларов. Страсть к автомобилю объясняется тем, что его дизайн напоминает о японских аналогах, которые выпускались более 40 лет назад. «Буханку», например, можно обнаружить даже на обложке альбома Hot Dog модного японского коллектива The Bawdies.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
«Танцевать! Кремль Дворец»
«Танцевать! Кремль Дворец»

В свое время здешние автолюбители массово скупали «буханки», делали тюнинг и превращали их в экзотические пативэны. Но с какого-то момента покупка УАЗов стала невозможной: автомобиль больше не проходит по экологическим нормам, так что значительная часть «буханок» — это переделанные местные минивэны. Дошло до того, что в 2017 году вышла модель пикапа Honda T880 — по сути это Honda Acty, но внешне он мимикрирует под классический советский УАЗ.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Однако ярчайший пример взаимопроникновения культур — это, конечно, аниме. Первые образцы японской анимации проникли за железный занавес в 1970-х: тогда в СССР впервые показали чего мастурбирует вприсядку. Справедливости ради стоит сказать, что Синтаро Каго окинул язвительным взглядом и собственную историю. В его манге Kagayake! Daitōakyōeiken Япония побеждает во Второй мировой благодаря огромным танкам, внешне напоминающим японских школьниц.

Иллюстратор Саша Денисова
Иллюстратор Саша Денисова
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Более утонченный, но столь же сюрреалистичный феномен — недавний случай с «китайским Борхесом». Такое прозвище получила китайская домохозяйка, создавшая самую большую мистификацию в истории «Википедии». За 10 лет она придумала собственную историю России, где царили страсти уровня «Игры престолов». Женщина, известная как Чжэмао, написала 206 статей и внесла правки в сотни чужих страниц. Согласно ее версии, в XIII — XV веках Тверское и Московское княжества вели жестокую войну за самое большое месторождение серебра в мире (разумеется, также выдуманное). На этом руднике якобы работали 30 тысяч рабов и 10 тысяч вольноотпущенников. В итоге Московское княжество победило, а его наследники использовали месторождение до XVIII века. Обман обнаружил китайский фантаст Ифань, который искал вдохновение для собственных произведений. Писатель, увлеченный драматичной историей «войны», обнаружил, что никаких первоисточников у статей не существует. Как оказалось, домохозяйка и вправду что-то знала об истории России, но решила, что ей слегка не хватает драматизма.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Невероятно милой кажется трепетная любовь японцев к УАЗам «буханкам» – сродни их любви к Чебурашке. Многие действительно японскую мультипликацию — «Принца Севера» (1968) и «Кота в сапогах» (1971). Каждое последующее десятилетие было отмечено резкими всплесками интереса к этой теме. В 1980-х с появлением видеосалонов в страну начали попадать кассеты с аниме (впрочем, это были перезаписи с Запада). 1996-й стал самым важным годом для популяризации жанра в России: на экраны вышла «Сейлор Мун». И это событие было подобно взрыву сверхновой: в России практически мгновенно появилось сообщество отаку, которое организовало Российскую ассоциацию аниме и манги (R.An.Ma). В 2000-м произошел новый всплеск: вышел «Покемон», любовь стала по-настоящему массовой. В этому же году в Воронеже прошел первый в России аниме-фестиваль. С 2005 года японскую анимацию начали активно показывать на российских MTV и «Муз-ТВ».

У китайцев отношение к советскому наследию более теплое, осознанное, но и ожидаемо более политизированное. Это наиболее заметно по «Катюше» – в свое время песня была невероятно популярна в КНР. Китайские коммунисты подхватили ее в 1949 году и сделали одним из самых ярких символов революции. Студенты разучивали слова, родители нередко называли дочерей Цюша (по-китайски название песни звучит как «Ка Цюша»).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Любовь к этой мелодии настолько сильна, что в Музей Катюши в Смоленске китайские туристы до сих пор отправляются, словно в паломничество. В период охлаждения советско-китайских отношений песня подверглась остракизму, однако с либерализацией в 1980-х пришло и смягчение противостояния: правительство разрешило снова любить «Катюшу». Чуть менее в Китае известна (все еще культовая) песня «Подмосковные вечера», которая стала популярна благодаря Всемирному фестивалю молодежи и студентов 1957-го, к слову, и на Западе тоже; гениальная джазовая версия Кенни Болла тому подтверждение.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
«Принца Севера» (1968)
«Принца Севера» (1968)

С современными исполнителями, ставшими популярными в Азии, все сложнее. Некоторые группы завоевали любовь местных жителей. «Тату» безумно популярны в Японии. Витас настолько популярен в Китае, что в Шанхае ему поставили памятник (разумеется, с жабрами); в его официальном фан-клубе более миллиона участников, и вы можете увидеть Витаса в фильмах «Мулан» и «Великое дело основания партии». Группа «Серебро» вообще изначально создавалась Максом Фадеевым под азиатский рынок, и это оказалось выигрышной стратегией: в 2017 году на музыкальном конкурсе Born to be U5 певицы получили звание лучшего герлз-бэнда, обретя армию фанатов в Китае.

Вместе с тем существует большой пласт комичной репрезентации русской музыки. Достаточно вспомнить кавер на «Гражданскую оборону», который исполняет Мику Хацунэ, японская виртуальная певица, созданная компанией Crypton Future, или кавер на «Куклу колдуна» группы «Король и шути» (с ее же участием). Неожиданно свежо звучит кавер на песню «Дельфины» «Мумий Тролля», которую корейская группа Infinity Of Sound перепела под аккомпанемент народных инструментов.

youtube
Смотреть
Смотреть

На этом фоне парадоксальная история певца Владислава Иванова, более известного как Лелуш, выглядит довольно органично. В 2021 году он практически случайно попал на конкурс Chuang 2021 – «кузницу кадров» китайских бойз-бэндов – и неожиданно стал чертовски популярен. Иванов быстро понял, что ему здесь не нравится, и решил сбежать с конкурса, отчаянно его саботируя. Он читал нарочито безыдейный и невнятный рэп на русском, отлынивал от занятий, вел себя безынициативно и угрюмо. Но все это привело к обратным результатам: парень стал новой иконой субкультуры sang wenhua – молодых пессимистов, эстетизирующих апатию и лень. «Если вы меня любите, голосуйте против», – обращался он к своим поклонникам, но те уже прозвали себя sun si, «вредные фанаты», и продолжали продвигать Лелуша несмотря на его демонстративную бездарность. В общем, парень продержался на ненавистном шоу три месяца вместо ожидаемых пары недель. Что с ним сейчас – не понятно, кажется, он действительно предался апатии и лени, и это не маркетинговый трюк.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

***

Еда – определенно лучшее, на чем можно завершить рассказ о культурных переплетениях России и Востока. Перед тем как стать без пяти минут русской народной едой, суши из Японии отправились покорять Запад. На взгляд японцев – не слишком удачно. Министр сельского хозяйства Японии, посетивший японский ресторан в Штатах в 2006-м, устроил скандал, требуя американцев перестать называть такую кухню именем его страны. В России суши можно было попробовать еще в 1980-м, в первом ресторане японской кухни «Сакура», однако популярность они снискали только в конце 1990-х, и надо признать, это больше веяние американской моды, нежели азиатской. Зато японцы позаимствовали из русского слово «икра» – ikura.

Иллюстратор Саша Денисова
Иллюстратор Саша Денисова

Но самый яркий и причудливый пример смешения русского и восточного в еде — хайпайская кухня, «блюда в западном стиле», характерные для Шанхая. После опиумных войн город был открыт для иностранцев, стал центром китайской торговли и впитал в себя некоторые западные традиции. Здесь появились заведения, где можно было попробовать блюда французской, итальянской, британской, немецкой кухонь. А после Октябрьской революции в город прибыло довольно много русских белоэмигрантов. Они компактно расселились в районе, получившем название «Малая Россия», и заняли нишу в ресторанном бизнесе. Из 200 заведений с западной едой 40 были основаны выходцами из Российской империи. Так в Китае обосновались борщ и оливье. Однако узнать их почти невозможно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Продолжать рассказ об экстравагантных кросс-культурных феноменах можно долго. Вспоминается чернокожий русский боец Семен Брежнев из манги Durarara, обожающий делать суши с борщом, или поминальная кутья, которую можно найти в японских ресторанах русской еды, и даже сериал «Спригган» 2022 года, в котором появляются русские спецслужбы. Все это отлично демонстрирует тот факт, что органичное и постепенное взаимопроникновение столь разных культур никогда не будет ясным и однозначным, как о том мечтал Лев Толстой. Эклектичность всегда будет отдавать безумием – легким, как в случае с шанхайским борщом, или же абсолютным, как в случае с «Танцевать! Кремль Дворец». 

Загрузка статьи...