РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Группа Hurts — о выгорании, одиночестве, новом альбоме и о том, почему Россия стала их вторым домом

Ровно десять лет назад британцы Тео Хатчкрафт и Адам Андерсон из Hurts покорили мир (и особенно Россию) нуарным поп-гимном Wonderful Life, в котором попросили никогда не сдаваться и наслаждаться чудесной жизнью. А потом сами чуть не сдались: новостей об их юбилейном, пятом альбоме поклонники ждали целых три года. И вот в сентябре Hurts выпускают пластинку Faith, а в следующем году собираются целый месяц гастролировать по России. В новом альбоме группа неожиданно угадала настроение миллионов людей по всему миру, хотя песни об одиночестве и самокопании были записаны еще до пандемии коронавируса. В интервью Правила жизни музыканты рассказали, как им удалось попасть в нерв и почему их так любят в России.
Группа Hurts — о выгорании, одиночестве, новом альбоме и о том, почему Россия стала их вторым домом

Где вы сейчас находитесь?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тео: Мы оба в Лондоне. Наслаждаемся солнечными деньками и готовимся к выходу альбома.

Пандемия как-то повлияла на дату релиза нового альбома?

Адам: Буквально на пару недель. Но в целом мы придерживались исходного плана. Никто же не знает, сколько пришлось бы ждать. Не хотелось упустить послевкусие от записи альбома: мы определенно очень довольны новыми песнями.

Я правильно понимаю, что большинство песен вы успели записать еще до изоляции?

Тео: Не большинство, а вообще все. Мы закончили запись буквально за пару недель до изоляции. А весной уже работали над всем остальным: обложкой, клипами и так далее. Причем на этот раз мы вообще делали все сами.

Это любопытно, потому что альбом получился довольно мрачным. То есть именно таким, какой ждешь от Hurts в наши неспокойные времена: песни об одиночестве и самокопании. Когда вы переслушали альбом уже во время изоляции, удивились, как хорошо вам удалось предугадать настроение всего человечества в 2020-м?

youtube
Смотреть
Смотреть

Адам: Получилось и правда очень странно. Многие думают, что Faith — продукт пандемии. Мне кажется, мы и вовсе закончили запись в тот самый день, когда в Лондоне объявили карантин: я вышел из студии и узнал, что всех отправляют по домам. Но вообще мрачная музыка — наш конек, особенно если вспомнить наши первые альбомы. И мы захотели вернуться к корням. Даже если бы 2020-й оказался совсем другим, наш альбом звучал бы точно так же.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тео: Песня Voices, например, очень личная: она про гнетущее чувство одиночества. Я борюсь с этим уже долгое время. Но во время карантина понял, что люди во всем мире рано или поздно сталкиваются с этим ощущением и начинают искать ответы. Так мои личные переживания вдруг приобрели мировой масштаб. И это во многом вдохновило нас не отходить от курса и все-таки выпустить альбом именно сейчас.

Вас удивило осознание того, что это чувство оторванности от всего мира на самом деле знакомо многим?

Тео: С музыкой вообще выходит интересно. Она помогает и вам, и нам. Мы пишем песню об одиночестве, вы слушаете, вам становится легче. А я общаюсь с поклонником после концерта, он говорит, как ему помогла моя песня, и мне тоже становится лучше. Так я понимаю, что мои демоны — не только мои. Получается эдакая групповая терапия.

Как вообще вы пережили карантин и не дали голосам в голове (о которых вы как раз поете в Voices) оглушить вас?

Тео: Нам повезло, потому что у нас была куча дел. Нужно было думать над оформлением и раскруткой альбома. Работа отвлекала от мрачных мыслей, и это было прекрасно. Мне также очень помогало общение: хоть по Zoom или по телефону. И заодно я смог немного расслабиться. Когда ты ничего не знаешь о будущем, остается сосредоточиться на настоящем. И это весьма полезный опыт.

youtube
Смотреть
Смотреть

2020-й — юбилейный год для Hurts: вы познакомились в 2005-м, десять лет назад выпустили первый альбом Happiness, а новый альбом — ваш пятый. Однако настроение пластинки весьма минорное, а обложка черно-белая. Почему ваш праздник такой грустный?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тео: Мы вообще не любим ударяться в ностальгию. Хотя юбилей — это, конечно, здорово и мы очень ценим возможность столько лет оставаться на плаву. Когда мы начали писать альбом, то не знали, когда закончим. А в итоге Faith выходит буквально через неделю после десятилетия Happiness. Но это скорее совпадение.

Что касается звучания, то мы определенно хотели вспомнить, как писали наши первые песни, и воссоздать те эмоции и тот подход к работе. Тогда все было очень невинно: у нас не было плана, мы просто кайфовали от того, что записываем музыку вместе.

«Вера» (Faith) — короткое, но неоднозначное слово, которое во все времена определяло судьбы целых народов и до сих пор влияет на устройство мира. Что оно значит лично вас?

Тео: Метко подмечено. Это вообще наша фишка: все альбомы мы называем громкими словами: Desire («Желание»), Happiness («Счастье») и так далее. Каждый трактует эти слова по-своему.

В этот раз мы скорее говорим о вере в самих себя и друг в друга — эту веру особенно важно сохранить в очень непростой период. И заодно о том, что мы ценим тех, кто верил в нас все эти десять лет. Без них этот альбом бы точно не получился. Так что для нас «Вера» — это снова про баланс личного и публичного.

Во время работы над альбомом вы попробовали «слепую терапию». Что это?

Тео: Попробую описать кратко, ведь на самом деле о ней можно говорить часами. Это упражнение стимулирует креативность и напоминает медитацию. Ты ненадолго завязываешь глаза и тем самым усиливаешь другие органы чувств: лучше слышишь, ощущаешь запахи и так далее. Твое восприятие становится в разы острее. Сначала «слепнешь» на полчаса, потом на пару часов, может, даже на целый день. Это странный, очень психоделический опыт. Я практиковал это, когда плохо себя чувствовал и не мог написать ни строчки. Сейчас мне это уже не нужно. Но вообще это прекрасный инструмент для творческих людей.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Судя по обложке нового альбома, вы из тех ребят, кто на изоляции решил отращивать волосы и бороды...

Тео: Было бы классно, если бы мои волосы и правда так быстро росли. Мне просто надоело стричься, и я решил отрастить их. Считайте это моим личным экспериментом.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пока ваши поклонники смогут оценить состояние ваших волос только на онлайн-концертах. Вообще странно выступать перед монитором и экраном мобильного телефона, а не перед живыми людьми?

Адам: Да, на онлайн-концертах очень не хватает отклика толпы. Думаю, со мной согласится абсолютно любой музыкант. И ты даже не осознаешь, как сильно тебе нужна эта отдача, до тех пор, пока не лишаешься ее. Реакция зрителей — твое главное топливо на сцене. Без него все получается очень «сухо». У нас уже запланированы гастроли в 2021-м: скрестим пальцы, чтобы они состоялись.

Будет непривычно снова сыграть полноценный живой концерт?

Тео: Мы не играли живых концертов уже два года, так что определенно заждались. Поэтому наш будущий первый концерт точно будет волнительным и незабываемым. Ведь сейчас люди даже не уверены, что смогут снова на них попасть. А еще недавно они были огромной частью нашей жизни: я сам постоянно ходил на чужие выступления.

Hurts всегда были безумно популярны в России. У вас есть теория почему? Все-таки английские команды к нам приезжают частенько, но далеко не все могут похвастаться целыми турами по стране. А вы можете. Все дело в вашей драматичной музыке, которая находит отклик в привыкшей к страданиям русской душе?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Адам: У нас и правда довольно меланхоличная и грустная музыка, которая находит своего слушателя в других странах. Но также важно, что мы очень часто к вам приезжаем, причем, в отличие от многих других наших земляков, мы стараемся выезжать за пределы Москвы и Санкт-Петербурга. Нам важно выстраивать особые отношения с поклонниками и доезжать до них с концертами. Десять лет — это уже прочные, серьезные отношения. В следующем году у нас намечено 16 концертов в России: это больше, чем где-либо еще. Россия — наш второй дом.

Не думали сделать Россию первым домом?

Адам: Пока нет, но я периодически сам прилетаю в Москву и наслаждаюсь тут одиночеством. Так что кто знает. Но пока нет смысла думать вообще о каких-либо передвижениях.

Что уже успели полюбить в России?

Тео: Я с ума схожу от Байкала. И безумно рад, что нам вообще удалось туда добраться. Мне очень нравится ездить в менее известные иностранцам места: Владивосток, Якутск, Хабаровск. В Хабаровск мы ехали на Транссибирском экспрессе, и это было шикарно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

До анонса нового альбома ваши поклонники порядком понервничали: о Hurts ничего не было слышно больше двух лет. Вы и правда чуть не распались?

Адам: На тот момент мы без перерыва записывали музыку и гастролировали почти восемь лет. И поняли, что пора перестать ощущать себя хомяками в колесе и просто взять тайм-аут. Даже от хорошего можно устать. Я хотел отдохнуть от музыки: ничего не играть, не записывать, не давать интервью. И когда я вернулся в студию, то во мне проснулась новая любовь к моему делу.

Чем вы занимались во время этого перерыва? Пробовали себя в чем-то новом?

Тео: На самом деле нет. Я не занимался ровным счетом ничем. Физически и эмоционально я был как выжатый лимон. Мне не хотелось ничего делать. Так мы отдыхали где-то шесть–восемь месяцев, а потом постепенно начали возвращаться к жизни музыкантов. Это было странное, пустое время.

Что бы сказали самим себе десять лет назад?

Адам: Если бы я мог вернуться в прошлое, то, наверное, держал бы язык за зубами. Иначе напугал бы молодого себя до смерти. Ведь хоть десять лет — это не так уж и много, но в музыкальном мире произошли гигантские технологические перемены. В 2010-м люди все еще покупали CD-диски, а вместо стриминга был только iTunes. Люди все еще слушали альбомы. Мы только начинали общаться с поклонниками напрямую в социальных сетях. За эти годы нужно было постоянно узнавать новое и сохранять открытое сознание. Не думаю, что я образца 2010-го смог бы с ходу понять все это.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тео: Мы никогда не боялись рисковать и отличаться от остальных. И это довольно страшно: ты сам прокладываешь себе путь и тебе не на кого равняться. Но все всегда складывалось наилучшим образом. Поэтому молодым нам я бы просто сказал: «Делайте именно то, что делаете, и не волнуйтесь». И заодно посоветовал бы пить на вечеринках больше воды. Это точно уберегло бы меня от похмелья.

А где мы увидим Hurts в 2030-м?

Адам: Faith можно считать нашим альбомом-наследием. На этих пяти пластинках мы сказали все, что хотели. Нам уже никому ничего не нужно доказывать. Поэтому очень трудно представить, что ждет нас, да и всю индустрию, через десять лет. Но точно хочется верить, что нас не забудут: песен у нас уже достаточно.

Загрузка статьи...