РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как Генри Кавилл полюбил польский фольклор и превратился в образцового Ведьмака

17 декабря на Netflix стартует второй сезона «Ведьмака» — сериальной адаптации книжной саги польского писателя Анджея Сапковски о ведьмаке Геральте из Ривии. По этому поводу обозреватель Правила жизни Данил Леховицер поговорил с исполнителем главной роли Генри Кавиллом о его детской любви к фэнтези, видеоиграх по «Ведьмаку», рычании и leshiyah (лешиях, да).
Как Генри Кавилл полюбил польский фольклор и превратился в образцового Ведьмака
Netflix

Вы наверняка видели такое видео: усатый крупный мужчина в темно-синей майке берется за отвертку и под песню Барри Уайта Never Gonna Give You Up поочередно вкручивает в системный блок видеокарту, затем модель материнской платы, показывает, что в какой последовательности, как и зачем. Барабанная дробь песни Уайта стихает, начинается вступительная строчка Baby, Baby, Baby, под которую мужчина любовно перебирает детали. Так мог бы выглядеть ролик по сборке игрового компьютера на каком-нибудь YouTube-канале, но это архивное видео инстаграма (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации) Генри Кавилла. Кавилл — тот, кого бы в рунете в шутку назвали ПК-боярин: он не любит играть на консолях вроде PS и Xbox, предпочитает огромные системный блок и монитор, караулит выпуск новых составляющих для гейминга — все ради видеоигр в жанре фэнтези. Именно так Генри провел большинство локдаунов — играя в трилогию о Ведьмаке от польской студии разработчиков CD Projekt RED, которая, в свою очередь, привела его к первоисточнику — книгам Анджея Сапковского.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Netflix

Перед разговором с актером мы просмотрели несколько десятков интервью — от материалов Variety и The Guardian до диалогов с Джошем Горовицем, большим фанатом книжной «Саги о ведьмаке». И там, и там, и там Кавилл демонстрирует глубокое знание восьмитомника о Ведьмаке, который он прочитал сразу же после прохождения игры: здесь он цитирует крылатые фразы из книги, там рассказывает о политических интригах Континента — фэнтези-мира «Ведьмака», где разворачивается война Севера и Юга. Словом, во всех интервью Кавилл, несмотря на свойственную его английскости сдержанность, демонстрирует почти юношеский задор и увлечение человека, на которого упала полка с фэнтезийными романами. Кавилл признается, что отец любил читать вслух: именно так сформировалась его читательская биография — согласно отцовским предпочтениям. Как и папа, Кавилл любит фэнтези и научно-фантастическую литературу. Он, 38-летний, говорит о фэнтези — это слышно и чувствуется — с большой любовью: spectacular, astonishing, so rich и так далее. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

При вопросе, что же лучше — гейм-трилогия или книжная сага, Кавилл немного теряется: «Вы застали меня врасплох. Даже не могу выбрать, что лучше. Мое первое соприкосновение со вселенной Ведьмака — это гейм-трилогия о Геральте. Я потратил сотни, может быть, больше часов, прочесывая открытый мир третьей части. Только потом обратился к книгам Сапковского — такому же насыщенному, глубокому, продуманному миру. Герои! Такие многогранные. Нет, мне правда тяжело судить».

В Британии сильный корпус фэнтези-литературы — Толкин, Гейман, Льюис, Пратчетт, — их традиция более последовательна, канонизирована и известна, чем у представителей восточно-европейского фэнтези. Игра The Witcher привела Кавилла к чтению романов Сапковского — новому опыту, открытию новых литературных территорий. «Чем польское фэнтези отличается от американско-британского? Это сложный вопрос! Мне кажется, дело в интонации: европейское фэнтези более брутальное, грубое. Оно темное — вот верное слово. И эта замечательная мифология: все эти польские striga, leshy and basilisks [стрыга, леший и василиски. — Правила жизни]». 

Netflix
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Брутальным в некотором смысле можно назвать и рабочий график Кавилла: он рассказывает, что встает рано утром, тренируется, репетирует боевую хореографию, снимается в сценах, затем снова тренируется. Генри делится, что раньше некоторые трюки выполнял сам, без помощи каскадеров, но во время съемок второго эпизода травмировался — не всем дано быть Томом Крузом. Кавилл уверяет, что большую роль уделял не только заучиванию сценария, тренировкам и актерской игре — он также много занимался произношением и пытался придать речи сериального Геральта характерное рычание, а не шепелявость, как в игре. Это любопытное замечание: перед Кавиллом, как и перед шоураннерами проекта, стоит сложная задача: они вынуждены конкурировать не только с литературным первоисточником, но и с влиятельной — и в культурном, и в финансовом плане — видеоигрой. Кавиллу предстояло провести четкое различие сразу между тремя Геральтами: книжным, игровым и сериальным. «Наверное, мой Геральт пытается быть чем-то средним между ведьмаками из видеоигр и книг, чтобы оставаться узнаваемым, но в то же время пытается быть отличным от них. В любом случае, он будет немного другим, потому что история в сериале отличается от первоисточника, хоть и наследует ему». Но если книжный Геральт имел сотни обличий — смотря кто из читателей его представлял, — то видеоигры предложили ставший каноничным образ. В таком случае нельзя не пошутить про бороду. В The Witcher III, в отличие от двух предыдущих частей, игрок сам может выбирать, как будет выглядеть Геральт: с короткими или длинными волосами, с бородой, эспаньолкой или гладко побритым. Я замечаю, что поклонники игры представляли Геральта в исполнении Кавилла в фан-артах именно таким — седобородым убийцей чудовищ. Он смеется, подбадривая: «Кто знает, может, в последующих сезонах я обородею».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Второй сезон «Ведьмака» — это уже не секрет — будет привязан к конкретному топониму, крепости Каэр Морхен, где обучаются ведьмаки школы Волка, к которой принадлежит и Геральт. Суровые ландшафты, окружающие школу ведьмаков, снимали в Йоркшире, Суррее, Фарнхэме, Дурхэме и других топких графствах Англии. Фанат саги о Ведьмаке знает, что это значит: именно в Каэр Морхене Геральт будет учить ведьмачьему делу принцессу Цириллу, с которой он повстречался ближе к финалу первого сезона. «Второй сезон — объясняет Кавилл, — будет фокусироваться именно на динамике отцовско-дочерних отношений Геральта и Цири. Цири навязана Геральту: он будет относиться к ней как к обузе, затем как к подмастерью, затем как к дочери, хоть и будет отрицать последнее». Так Генри намекает, что второй сезон попытается сократить количество сюжетных линий, чтобы сконцентрироваться на сюжете об ученичестве Цири, ставшем магистральным для книжной саги.

Netflix

Наконец, и книги, и видеоигры по «Ведьмаку» пленили многих этнографически-колониальной идеей коллекционирования невиданных образцов, собиранием паноптикума — настоящей радостью открытия было встретить в ночном поле (будь то на экране или на странице) новый вид твари вроде черта или редкого подвида драконида. Точно так же многие ждут, каких же существ ведьмачьего бестиария покажут во втором сезоне. Мой последний вопрос звучит так: «Генри, как гик гику, как фанат фанату, расскажите, с какими новыми сущностями будет сражаться Геральт?» Ответ слишком печален: «Я не могу сказать, правда. Мне очень жаль». 

Загрузка статьи...