T

Из того,
что было:

как художники работают с овощами, газоном и другими непривычными материалами

текст          Марина Анциперова    /

вёрстка       Зарина    Ярхамова    /

Если с хранением живописи или рисунков интуитивно все понятно, то как правильно выставить дома керамику, скульптуру из эпоксидной смолы, работы с деталями из бетона или газона, для коллекционера может показаться весьма сложным решением. Мы поговорили с шестью участниками ярмарки молодого искусства blazar, создающими инсталляции, фотоскульптуры и даже работающими с дегидрированными фруктами, чтобы узнать, хотят ли они изменить мир и какие советы могут дать начинающим коллекционерам.


кто:     Алина    Андрейчишена 

материал:    фруктовые
и    овощные    ткани

хочет ли изменить мир:
старается, чтобы жизнь после нее была чуточку лучше, чем она была в тот момент, когда художница родилась

Кроме занятий искусством, художница из Мурманска много внимания уделяет своему благотворительному детскому проекту «Овсянка Черити», в котором вместе с помощниками шьет игрушки по рисункам детей из детских домов, затем возвращает их игрушки вместе с их рисунками. Проект ART YAGODA — нижнее белье из овощных и фруктовых тканей — появился в 2020 году, когда Алина во время карантина переехала на полгода в домик в лесу, где не было связи. И природа оказала на нее мощное энергетическое воздействие. Алина уверена, что человек неотделим от природы: «Много лет назад прочитала в книге об иммунологии растений, что, с точки зрения биохимика, амеба, орхидея и человек почти не отличаются. С тех пор неизменно верю, то все мы орхидеи».

Алина Андрейчишена. Баклажановый лифчик, 2021.

Меня интересуют исключительно природные материалы. Самое сложное в работе именно над проектом ART YAGODA — это процесс дегидратации (сушки). Чтобы высушить тонко нарезанные на слайсере овощи и фрукты, мне нужно каждые три часа менять материалы, которые впитывают влагу от продуктов. Но сложность не в этом, так как контакт с продуктами очень приятный. Трудность в другом: менять материалы нужно также и ночью. Я ставлю будильник на четыре часа утра и начинаю работу. Если проспала, начинается процесс гниения, все нужно выбрасывать и начинать заново. Из фаворитов — груша и баклажан. С ними очень легко работать. Самые сложные в работе редис и огурец. Они очень нежные и легко рвутся.

Алина Андрейчишена. Баклажановые трусы, 2021.

Кажется почти невозможным выбрать одну песню, один фильм или одного любимого художника. Поэтому назову первых трех, которые всплыли в моей голове в разделе „важные“. Первым сразу вспомнила американского живописца XX века Эндрю Уайета. Он изображал провинциальный быт, который мне очень близок и дорог. Его мир на картинах будто мертвый, но очень пронзительный. Люди у него не улыбаются, а вещи не бывают ни новыми, ни интересными, ни полными: если ведро, то пустое; если дом, то покосился; если поле, то бесплодное. Больше всего люблю „Ветер с моря“, „Весна пришла“. Дальше назову Грэма Дина — это современный английский художник-живописец, который работает с изображениями человеческого тела, рисует суперокисляющиеся кристаллизующиеся образы, под которыми скрываются сложные массивы чувств и эмоций. И Тобиас Бредфорд. Это совсем молодой художник из Швеции. Его деятельность — это изучение концепций машиностроения, робототехники, иллюзионизма и кукольного искусства. Каждый из его объектов повторяет одно и то же действие из бытовой жизни человека. Подобно тому как слово может стать абсурдным, если его повторять неоднократно, действие или момент, застрявшие в петле, могут раскрыть некоторые странности повседневной жизни.

Алина Андрейчишена. Грушевые чулки, 2021.

Что я буду делать дальше? Мой следующий проект называется «Я вижу тебя насквозь». Это прозрачные картины с образами человеческого тела из продуктов сельского хозяйства. На них будет непосредственно анатомическое заполнение человека архитектурой природы, то есть тем, из чего изначально был создан человек. Когда человек находится в окружении природы, происходит мощное энергетическое воздействие — от заполнения эмоциональных ячеек нашей памяти до полной перестройки нашей личности. Это будут картины людей, где кожа наращена из капусты, редиса, киви, баклажана, овса, ржи и так далее. Важно, что сами работы станут прозрачными и зритель будет иметь возможность «видеть человека насквозь». Обычно это выражение используется в отрицательной коннотации, но не в этом случае. Посмотрев сквозь человека на будущих картинах, зритель сможет видеть только чистоту и красоту природы, то есть самих себя в момент лучшей интерпретации нашей личности. Мой проект продемонстрирует различными способами тот факт, что, с точки зрения биохимика, амеба, орхидея и человек почти не отличаются. Поэтому все мы орхидеи. Покажет всю чистоту и глубину анатомического заполнения человека архитектурой природы. Расскажет о том, как прекрасен и эмоционально грамотен человек в грушевых панталонах.

Алина Андрейчишена. Трусы из киви и груши с богомолом, 2021.

кто:     Кристина     Башкова 

материал:    дерево, гипс, текстиль, карандаш на бумаге, аэрозольная краска на картоне

Участница петербургского кураторского объединения «Ц», также известного как «Циклон», занимается искусством совсем недолго — всего два года, а до того работала продавцом-консультантом. В основе всех ее работ лежат фотографии, и проект на blazar не исключение: главная тема проекта — брошенный дом как результат той или иной катастрофы. «И пока время движется исключительно вперед по строгой горизонтали, дома будут разрушаться. А свой дом рано или поздно превратится в символ или памятник, и мы будем знать и любить не свой дом, а воспоминание о нем».

Кристина Башкова. Без названия, 2022. Из проекта «мы живем в очень хорошем месте, тебе стоит навестить нас»

Два основных интереса в моей жизни сейчас — политика (по понятным причинам) и наука, в основном психология человека, философия, антропология и социология. В идеале я стараюсь найти какую-нибудь мысль на стыке нескольких плоскостей и начать ее разрабатывать. Но иногда бывает сложно: если найденная мысль уже самодостаточна, то и добавлять к ней что-то в виде материального произведения искусства не имеет смысла, так как это произведение может превратить цельную, четкую мысль в простое мнение. И обычно вот в этой точке и начинается моя настоящая работа над проектом.

Кристина Башкова. Без названия, 2022. Из проекта «мы живем в очень хорошем месте, тебе стоит навестить нас»

Мой любимый художник — Клаус Петер Бремер, он совместил абстрактное искусство, политику и статистику. А также Артем Филатов, потому что организовал нижегородскую студию «Тихая», проект «Сад им.» и многое другое. И Энди Уорхол: он написал книгу «Философия Энди Уорхола».


Мне кажется, искусству в доме не нужны особые условия содержания. На ярмарке blazar есть произведения, которые можно использовать весьма утилитарно (шкатулки, кресло). А если вам нравится керамика, то вам повезло вдвойне. Это отличный декор для дома. В общем, все может быть демократично. Вешайте и ставьте там, где на это будет удобно смотреть.



Кристина Башкова. Без названия, 2022. Из проекта «мы живем в очень хорошем месте, тебе стоит навестить нас»

кто:     Торнике   Бенделиани  

материал:    бумага, акварель,   дерево,     бетон

хочет ли изменить мир: 
нет

Главное, что интересует московского молодого художника-самоучку, — универсальность цвета: «Если взглянуть на синеву неба, ощущение синевы не будет принадлежать только тебе, другие поймут его и без указания на небо рукой». Поэтому у картин нет названий, знакомые силуэты приобретают новые смыслы, мир искажается, а мазок и цвет не связаны с сюжетом. Такой живописный подход автор называет способом бороться с «буднями реальности», чем и занимается последние шесть лет.

Торнике Бенделиани. Без названия, 2021.



Не могу сказать, что какие-либо материалы вдохновляют меня в прямом смысле этого слова. Я работаю с акварелью и бумагой с плотностью 80 грамм (обычная офисная). Попробовав различные материалы, остановился именно на них. То, как они взаимодействуют между собой, конечно, быстрее всего погружает меня в процесс. В ближайшее время планирую свою первую инсталляцию. Пока еще нет точного понимания, как это будет выглядеть, но определенное видение уже сложилось. Единственно, что больше всего волнует сейчас, — это оригинальность формы.

Торнике Бенделиани. Без названия, 2021.



Конкретно одного любимого художника выделить невозможно. Но трое сразу пришли в голову. Олег Васильев — меня поражает, как существует свет в его пространствах. Каждая работа Олега Целкова тоже вызывает интерес: с помощью одного и того же образа в разных картинах у меня рождаются абсолютно разные ассоциации. При этом он работает так пестро и прямо в лоб, что на уровне восприятия кажется, будто бы в тебя летит здоровенный булыжник, от которого ты точно не сможешь увернутся. Но после этого удара перед картиной можно долго осмыслять, что же все-таки произошло. Но так и не прийти ни к какому ответу. И наконец, третий важный для меня художник — Хаим Сутин. Его натюрморты и то, что он изображает, кажется полностью вывернутым наизнанку. Но при этом создается впечатление, что именно это и есть реальность, что так и должно все выглядеть в повседневной жизни. Если меня спросят, что для меня экспрессионизм, то я отвечу: это Хаим Сутин.

Торнике Бенделиани. Без названия, 2021.



Как хранить работу, выполненную в необычном медиа? Самое важное лично для меня, чтобы под работы было выделено отдельное пространство. Мне не очень нравится, когда работы взаимодействуют с близко с интерьером, это сильно стирает их восприятие. Хотя, конечно, бывает, что и интерьер и работы существуют достаточно гармонично, но все же я склоняюсь к первому варианту. Понимаю, что сложно иногда использовать тот или иной арт-объект в интерьере, но на то это и искусство и каждый коллекционер сам решает, основываясь на своих ощущениях.

кто:     Елизавета     Беркутова

материал:    эпоксидная смола,   пластик,    керамика

хочет ли изменить мир: 
да

Елизавета Беркутова родилась в военном закрытом городе — Североморске Мурманской области. Неудивительно, что главные темы ее работ — борьба за свободу, справедливость и счастье, идеальное общество и государство. Эти новые реальности удачно находят воплощение в новых медиа — от 3D и NFT до инсталляций, масок для Instagram и дополненной реальности. Проект на blazar — как раз слепок разных альтернативных вселенных: в одной из них есть гармония и мир, в другой все это отсутствует, а в третьей — детской и невинной — попросту не имеет значения.

Елизавета Беркутова. Момент. Казбек, 2022.


Каждый материал уникален и интересен, когда работаешь с ним для определенного проекта, без которого не видишь существования той или иной работы. Мне всегда интересно находить что-то новое и работать с очень разными материалами, экспериментировать. Самое сложное — помнить, что в работе с материалами надо следовать инструкциям, иначе велика вероятность брака, а так ведь иногда хочется не придерживаться правил. А коллекционеру, как мне кажется, нужно просто быть открытым ко всему новому. Для любого необычного объекта всегда найдется свое место и свой дом. В конце концов можно обратиться за помощью к арт-консультанту с конкретным запросом, и если есть сомнения, то всегда можно попросить привезти работы и примерить их в свой интерьер. А можно вообще приобрести флешку с видеоартом, тут вопрос хранения уже совсем иной. Главное, просто начать и не бояться экспериментов.

Елизавета Беркутова. Sword 01 (нет), Sword 04 (нет), Sword 06 (есть), 2022.

«В мире существует огромное множество интересных художников и художниц, выделять кого-то в большей степени мне бы не очень хотелось. Кроме того, всегда открываются новые имена, за которыми хочется наблюдать. Но я все же перечислю некоторых: John Yuyi, Avery Singer, Filip Custic, Sun Yuan & Peng Yu, Carlota Guerrero, Fiona Banner, Rebecca Horn, Катя Любавская, Данини, Владимир Абих, Егор Крафт. Есть в них что-то волшебное.


Что я буду делать дальше? Я не умею работать над одним проектом, так что всегда веду сразу несколько. Недавно отливала торс, ранее я уже проделывала подобный путь, однако хочется сделать более совершенную форму для объекта. Еще занимаюсь монтажом видеоарта, потихоньку делаю носимое искусство и разрабатываю новые концепции».



Елизавета Беркутова. i 06 (есть), 2022.

кто:     Ира   Брана

материал:    найденные объекты,   фотография,   видео

хочет ли изменить мир: 
да

Ира Брана называет себя визуальной художницей: ее каждая работа имеет в основе фотографию, а дальше может принимать разные формы — от скульптуры до видеоарта. Повседневность — стержневая тема ее работы на blazar: вещи вокруг нас, будь то туфля или килограмм гречки, не сохраняют тишину и способны к диалогу на сложные темы. «Однажды попробовав с помощью туфли, камней, столовых приборов и садовых цветов поразмышлять о времени, чувственном опыте и телесности — уже не остановиться». А еще часть работ содержит в себе бумажные фрагменты лица и тела художницы, чтобы сократить дистанцию со зрителем и он смог примерить ее переживания на себя. Ира Брана родилась в Омске, но сейчас живет и работает в Санкт-Петербурге.

Ира Брана. Помнить, 2020.

Меня вдохновляют повседневные вещи, любимые, памятные, мимолетные одноразовые. Все, что использую в работах, легко найти в быту, что-то я создаю или видоизменяю специально для иллюстрации и фиксации ощущений, состояний, воспоминаний. Также я работаю с бумагой, печатаю фрагменты своего лица и тела, делаю коллажи и фотоскульптуры. Бумага — хрупкий материал, но случайный надрыв или вмятина нередко лишь усиливают эффект. В моих работах встречается съедобное и несъедобное, личное и безличное, утилитарное и декоративное, и я с любопытством наблюдаю, как их синтез рождает новые смыслы. Сейчас пробую ближе подступиться к работе с текстилем, продумываю серию, посвященную жизни с сахарным диабетом. Доделываю проект о контакте поколений, здесь мне помогает муж, так как создание базового материала требует знаний в машинлернинге.



Ира Брана. Let's play. Туфелька, 2020.

У многих авторов я люблю отдельные работы. В последнее время много смотрю Кристиана Болтански и Аннет Мессаже, восхищает то, как они работают с памятью и архивами. Недавно открыла для себя Дэвида Хокни именно как фотографа с его кропотливой фрагментарностью. Самое крутое — видеть, как автор не боится меняться, экспериментировать на протяжении своей жизни и карьеры, не переставая удивлять и себя, и зрителя, не застаиваясь в одной теме или медиуме.


В 14 лет, взахлеб смотря мультсериал Сейлор Мун, я хотела изменить мир. В 30 понимаю, что в реальности невозможно сделать это в одиночку, но, если говорить об искусстве, оно действительно помогает начать с себя, расширить знание о мире, служит инструментом, способным создать импульс к переменам, вызвать общественный интерес или резонанс, засеять правильное семя, которое вполне может дать плоды перемен на разных уровнях: внутреннем, индивидуальном, внешне-социальном. Вспоминая пример фотографа Себастьяна Салгаду, веришь в лучшее.

Ира Брана. Земное. Прилив, 2020.

«Какой совет могу дать коллекционерам? Я сама частично храню объекты из бумаги и дерева на полке над столом, часть из них припрятана. Не обязательно делать тотальную развеску и расстановку всего, что есть, можно устраивать сезонную смену домашней экспозиции, можно по настроению или готовясь к визиту особенного гостя. Объемные работы могут быть постоянной деталью интерьера, небольшие работы можно рассредоточить по дому или же выделить одну стену, миксуя жанры и формы. Как собрать коллекцию? Главное, сделать первый шаг, разрешить себе просто взять и приобрести первую работу у понравившегося художника, например, на локальной ярмарке, а дальше уже остановиться будет сложно».



кто:     Ксения     Анненко

материал:    хомутовые строительные леса, баннерная ткань, экосольвентная печать, бумага, цифровая печать, фанера, зеркальный полистирол, искусственный газон

хочет ли изменить мир:
нет, хочет создавать свой и транслировать зрителю

Главный герой работ художницы из Хабаровска — инфошум, который стирает события и творит вокруг нас иллюзорную реальность с бесконечным числом интерпретаций одного и того же события. Этот иллюзорный мир Ксения показывает через жизнь современного горожанина, которая оказывается похожа на компьютерную игру (и очень точно — она училась в НИУ ВШЭ на иллюстратора) — очень похожую на то, что происходит в действительности. А еще художница в своих проектах ставит вопрос о том, может ли человек жить в полностью цифровой реальности.

Ксения Анненко. Место сбоя, 2022.

Меня вдохновляет соединение нескольких материалов в одной работе — например, баннерной ткани и акриловых красок, строительных лесов и текстиля, бетонных блоков и зеркальных поверхностей. На мой взгляд, самое трудное — подобрать сами материалы так, чтобы они помогли наиболее верно выразить идею. А сработаться можно с чем угодно.


Одного любимого художника назвать не могу — правильнее будет выделить проекты разных авторов, которые повлияли на меня. Например, мокьюментари Аделя Абидина «Майкл», проект-реконструкцию Майкла Блама «Посвящение Сафийе Бехар» или видео AES+F «Кто хочет жить вечно». Эти работы объединяет то, что они стирают границы между вымыслом и реальностью. Они-то и вдохновили меня на создание инсталляции о симулятивной природе реальности.



Ксения Анненко. Место сбоя, 2022.

Сейчас в коллаборации с моей подругой-художницей Аней Знаменской я работаю над созданием site-specific инсталляции в пространстве Kabine. Также в ближайшее время планирую сделать серию живописных работ, где продолжу исследование симуляций в действительности.


Что я могу посоветовать коллекционерам? Мне кажется, любое место, где живет человек, слишком специфично для того, чтобы просто экспонировать в нем что-либо, — соседями предметам быта становятся предметы искусства. Пространство дома самоценно и при этом изменчиво, так что произведения могут не только интегрироваться в интерьер, но и становиться интерьерообразующими. По-моему, классно делать ставку на необычные медиа и воспринимать свой дом именно как тотальную инсталляцию, где объединяются скульптуры, принты, живописные работы и диджитал-проекты.



{"width":320,"column_width":12,"columns_n":12,"gutter":16,"line":20}
default
true
320
762
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: ESQDiadema; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}
Теги: