5 современных российских художников — о работе в зарубежных арт-резиденциях

В России существует уже более 50 арт-резиденций, и с каждым годом их количество только растет. Направление стало настолько внушительным, что Нижегородская область, на территории которой находятся одни из самых популярных арт-резиденций, в прошлом году запустила новую программу во главе с приглашенным куратором Кристиной Горлановой. В преддверии нового сезона и в разгар уже стартовавших опен-коллов редакция решила поговорить с художниками, которые имеют не только российский, но и международный опыт арт-резидентства, чтобы от первого лица узнать, насколько наш опыт отличается от других стран.
5 современных российских художников — о работе в зарубежных арт-резиденциях
«Правила жизни»

Арт-резиденция — это художественная программа, предоставляющая проживание и работу для художников в условиях, которые отличаются от традиционных рабочих пространств. То есть известный любому человеку подход про смену обстановки.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Во время резиденции художники могут исследовать новые места, культуры и экспериментировать с разными материалами, часто в компании с другими художниками.

«Правила жизни»

Международные резиденции: Швейцария, Южная Корея, Дания

Анастасия Богомолова, проект «Ассамбляж», 2019–2022. Фотография, инсталляция, видео. © Анастасия Богомолова, 2017–2022
Анастасия Богомолова, проект «Ассамбляж», 2019–2022. Фотография, инсталляция, видео. © Анастасия Богомолова, 2017–2022
Архивы пресс-службы

«В европейских странах проще подобрать программы, ставящие перед собой различные задачи и отвечающие на разные запросы художников. Можно пробовать подаваться в резиденции для исследования (как темы, так и материала), для нетворкинга и получения профессионального фидбэка, для производства нового проекта, для продолжения старого. На короткий срок или на длинный. С включением в интенсивную коммуникацию или с тихой работой в мастерской. Резиденции российские не предлагают такой вариативности: программы в большинстве случаев ориентированы на продакшен нового произведения, на результат, а не на процесс. В итоге участники производят работы, которые не существуют в отрыве от конкретного контекста, не живут вне резиденции и не продолжают эту самую резиденцию. При этом по-прежнему нередко требование оставить работу в коллекции организатора или стейкхолдера. Число требований к резиденту и ожиданий от него часто несоразмерно предложению.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Трудно сравнивать качественно разные программы, все резиденции в моей практике были новым опытом, а про некоторые из них нельзя сказать, что этот опыт уже свершился. Осознание чаще приходит позже, ты понимаешь, как на тебя повлияла работа в резиденции, или какая-то маленькая встреча, или интуитивное решение, или проба материала. Например, в первой своей резиденции в Швейцарии я только подступилась к идее, которая через год развилась в новый проект. В резиденции в Дании в этом году я стала осознанно работать с бумагой из инвазивных растений, а спустя несколько месяцев это вылилось в книгу художника, сделанную в дистанционной резиденции для Южной Кореи» .

«Правила жизни»

Международные резиденции: Голландия, Австрия

Елена Аносова, «Архипелаг сомнений», фотография. © Елена Аносова, 2015–2023
Елена Аносова, «Архипелаг сомнений», фотография. © Елена Аносова, 2015–2023
Архивы пресс-службы
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«В России в разы меньше процессуальных арт-резиденций, чем проектных. Часто важен результат не для художника, а для институции. Результат, который нужно предъявить, и сам процесс особо не принимаются как труд. Я пока не знаю ни одной арт-резиденции, специализирующейся только на нетворкинге. Сейчас российские резиденции продумывают многое: и гонорар, и страховку, и даже профессиональный ресерч.

В России есть классические арт-резиденции, и точно то, что нас отличает, — это наличие организаций, которые заимствуют определение «арт-резиденция», на деле являясь коворкингами, молодежными лагерями, творческими лабораториями, креативными кластерами и др. На сайте Ассоциации арт-резиденций России есть полезная методичка от Адель Ким, чтобы не запутаться.

У нас (пока что) только единицы масштабных арт-резиденций. Под масштабом я понимаю, что одновременно могут приехать десять и более участников из разных стран, или арт-резиденция длится год и дольше, или нетворкинг программно встроен сразу во многие институции страны, а лучше выходит за пределы страны, или арт-резиденция существует более 20 лет, что говорит об огромном комьюнити и опыте. И у нас есть единичные обладатели таких свойств. Хочется, чтобы было больше. Я не теряю надежд» .

«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Международные резиденции: Швейцария

Валерия Кузнецова, DATAROOT = ‘/CAPTURED_ PERSONS’ №4, 2022, калька, гуашь, акварель. © Галерея «Восход»
Валерия Кузнецова, DATAROOT = ‘/CAPTURED_ PERSONS’ №4, 2022, калька, гуашь, акварель. © Галерея «Восход»
Архивы пресс-службы
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Я бы в первую очередь отметила, что все зависит от резиденций — где конкретно они находятся и как ты туда попадаешь: по приглашению, через заявку в резиденцию напрямую или через программу резиденций. Сроки везде тоже разные. Поддержка может тоже покрывать разные нужды. В моем опыте также не было никакого обязательного проекта по завершении резиденции, но есть много примеров как в России, так и за ее пределами, когда это входит в условия поездки. В Базеле ты на входе получаешь "ориентиры на местности" — от ориентации по городу и еженедельной рассылки о событиях до созвонов и встреч с представителями культурного сообщества. В моем российском опыте по большей части все осваивалось по ходу дела. Но все же по большому счету разница в том, что, попадая в международную резиденцию, ты попадаешь в контекст международного художественного сообщества, не только в локальный контекст отдельной страны или города. В стране, где ты вырос, это история про приближение именно к локальному культурному ландшафту» .

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
«Правила жизни»

Международные резиденции: Литва, Германия

Мультидисциплинарный проект, инициированный Сергеем Потеряевым в 2015 году в Екатеринбурге. © Сергей Потеряев
Мультидисциплинарный проект, инициированный Сергеем Потеряевым в 2015 году в Екатеринбурге. © Сергей Потеряев
Архивы пресс-службы
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Мне кажется, что вообще все резиденции разные. Даже если меняется команда, то одна и та же резиденция может отличаться в разное время ее существования. Я принял участие в восьми резиденциях, где-то жил по три месяца, а где-то неделю. Хотя я до сих пор не уверен, что могу некоторые засчитать за проживание художника. Тут очень тонкая грань в формулировках и определениях.

Могу сказать только, что с опытом понял, что в российских резиденциях я работаю быстрее как раз из-за понимания специфики и особенностей России. Я понимаю Россию в том числе из-за того, что много ее проехал как фотограф, поэтому мне хватает двух-трех недель, чтобы почувствовать специфику конкретного места и создать работу. С зарубежными все иначе — тут тебе действительно приходится проживать много моментов на пути к конечному произведению.

В других составляющих, как я и говорил, все может сильно отличаться: есть зарубежные, где ты живешь в непонятной комнате и у тебя маленький бюджет на все, а есть богатые. Так же и в России.

В принципе, художник, меняя привычный для себя ландшафт, накапливает различные чувства и опыт, который неизвестно когда проявится в его работе. Новые места, новые люди, новый взгляд — все это составляет нематериальный опыт, важный не только для художника, но и любого человека».

«Правила жизни»

Международные резиденции: Швейцария, Франция, Словакия, Франция, Китай, Испания

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Владимир Абих, Томск, 2021. © Владимир Абих
Владимир Абих, Томск, 2021. © Владимир Абих
Архивы пресс-службы

«Говоря о России, есть отличие в сроках. У нас обычно все резиденции рассчитаны на месяц пребывания или меньше, долгосрочных резиденций практически нет. Также есть отличие в количестве возможностей. В странах Европы значительно больше культурных институций и фондов — соответственно, и резиденций тоже больше. Хотя в последние годы заимствуется этот опыт и постепенно открываются новые площадки.

В остальном сложно говорить об отличиях, потому что в мире существует огромное количество резиденций и все они отличаются друг от друга. Везде разные медиумы, темы, условия, сроки, организация и локальный контекст. Найти похожие друг на друга резиденции — довольно непростая задача».