РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Михаил Шац: «На YouTube гораздо больше искренности, чем в телевизоре»

Телеведущий вернулся на СТС после семилетнего перерыва с развлекательной программой «Дело было вечером», где звезды на пару с простыми людьми соревнуются друг с другом. Правила жизни поговорил с Шацем о том, почему YouTube отвоевал у телевизора аудиторию.
Не занимайтесь самолечением! В наших статьях мы собираем последние научные данные и мнения авторитетных экспертов в области здоровья. Но помните: поставить диагноз и назначить лечение может только врач.

25 мая вышел первый выпуск вашего шоу «Дело было вечером». Какие отзывы от зрителей вы получили?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Фидбэк был вполне неплохой. Я не слышал ни одного резко отрицательного отзыва, никто в сети меня не хейтил. Коллеги оценивают работу хорошо. По моим ощущениям, все прошло неплохо. Не сомневаюсь, что сделал работу так, как должен был.

Вы читаете отзывы о себе в интернете?

Интернет для меня — источник вдохновения в первую очередь. Некоторые отзывы я даже цитирую в своих стендап-выступлениях. По большому счету мне забавно читать критику. Я не принимаю близко к сердцу то, что обо мне пишут.

Вы никогда не принимали критику близко к сердцу или это закалка, которая пришла с опытом?

Это большой опыт, конечно. Несомненно. Это не сразу возникло. Это мазохизм многолетний.

Вы упомянули стендап. Как и любой стендап, ваши выступления скорее похожи на сеанс публичной психотерапии.

Да, так и есть, в основе лежит психотерапия. Проблему надо проговорить много раз, найти точные слова, чтобы боль превратилась в смех. Наверное, это главная задача стендапа. Но мне легче — я много лет проработал на телевидении, могу быть довольно раскрепощенным. Мне не нравится состояние раскрепощенности, но войти в него и выйти я умею точно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Недавно вы появились в «Лиге плохих шуток» Александра Гудкова. Как вам такой формат?

Мне нравится. Мне вообще нравятся очень многие ютьюбовские форматы. В них гораздо больше какой-то смелости, наглости, драйва, чем в телевизоре, поэтому, мне кажется, они и заходят сейчас. А главное, в них больше искренности. Эксперименты с юмором давно назрели, потому что невозможно все время шутить в рамках каких-то законов, установленных в 1970-е. 

Почему на YouTube больше искренности? Отсутствие цензуры?

Не только поэтому. Еще и эмоции искренние, мне кажется, которые в большом дефиците на телике. Люди же идут на YouTube, условно говоря, не за феноменальной картинкой или запредельными спецэффектами. Они идут за эмоциями. Собственно, там, где больше эмоций, там и люди, а их больше на YouTube — очевидно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В программе «Дело было вечером» наравне со знаменитостями участвуют обычные люди. Не кажется ли вам, что обычный человек стал более интересен публике? Взять тот же YouTube, там часто «выстреливают» форматы с героями из повседневности. Как вам кажется, почему парадигма сместилась с селебрити на простых людей?

У нас очень своеобразные селебрити-комьюнити. Закрытый клуб, в нем не так много персонажей. И они постоянно мелькают то тут, то там. По большому счету они задолбали уже население, следить за ними неинтересно. Поэтому парадигма меняется. Это совершенно нормально. Правда, мне не нравится словосочетание «обычный человек», я не очень понимаю, что необычного в селебрити. То, что его больше показывают по телику? Нет, наверное. Мне кажется, это довольно сомнительный критерий. Люди интересны своими тараканами в голове, своими совершенно фантастическими талантами, поэтому любой человек интересен любому другому человеку. Я не вижу в этом парадокса какого-то, это нормально.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кто ваши любимые блогеры на YouTube?

Наверное, не буду оригинален. Мне нравится Дудь (смотрю регулярно). «Ещенепознер» — профессиональный формат интервью, доведенный до совершенства, мне интересен. Я посматриваю «Лигу плохих шуток», «Бар в большом городе», сейчас посмотрел «Что было дальше» (смотрел, потому что участвовал). Это интересный эксперимент, в каком-то смысле прощупывание границ юмора, насколько юмор может далеко зайти.

К вопросу о границах в юморе. У вас есть самоцензура? Над чем никогда не станете шутить?

Раньше я на это отвечал: «Да, у меня есть границы». А сейчас не могу ответить, потому что сам эти границы раздвигаю. Отношение к каким-то вещам сильно меняется.

Недавно вы выкладывали фотографии из зала, где проходят съемки шоу Джимми Фэллона, и восхитились слаженной работой его команды. Насколько то, что происходит у Фэллона, отличается от российской телевизионной действительности?

Мне довольно сложно сказать, насколько это отличается, все-таки я был зрителем. Когда смотришь снаружи, видишь прекрасных специалистов, которые красиво регулируют процесс съемок, все это интересно, круто. Но как это соотносится с российской телевизионной действительностью? Я бывал в разных ситуациях, бывал на ужасных съемках и, наоборот, очень здорово организованных. Очевидно, что в среднем американское телевидение, наверное, проходит несколько другой этап развития, нежели российское. Это связано не только с организацией, а с тем, насколько телевидение влияет на жизнь, насколько телевидение разнообразно, насколько оно отвечает запросам населения. Это не вопрос того, насколько это красиво организованно и снято.

Загрузка статьи...