РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Главное — найти точки соприкосновения в мотивах и целях героя со своими». Актер Дмитрий Чеботарев — о пути в профессию и техниках подхода к роли

В этом году у Дмитрия Чеботарева было три удачные премьеры в кинематографе с высокими рейтингами. Правила жизни поговорил с актером о бегстве от скуки, техниках подхода к роли, российском супергерое и историях, частью которых хочется стать.
«Главное — найти точки соприкосновения в мотивах и целях героя со своими». Актер Дмитрий Чеботарев — о пути в профессию и техниках подхода к роли

«Необработанный чернозем»

Я никогда не мечтал стать актером. Мое детство прошло в Хабаровске и пришлось на 1990-е. Я окончил военно-морской лицей, успешно сдал экзамены в военно-морской институт и должен был ехать учиться, но за две недели до присяги повздорил с руководителями. Все сорвалось, других планов на жизнь не было, и меня это повергло в скуку. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мои друзья занимались творчеством и учились на режиссуру. Мне показалось, что их жизнь не такая скучная, и я тоже поступил на режиссерский факультет в Хабаровске. Потом друг из Москвы, который учился в одном из ведущих театральных вузов, предложил переехать в Москву и сделать «следующий шаг». Я ушел из института в Хабаровске и поехал поступать в столицу. Это была большая лотерея — конкурс в 300 человек на место, в котором каждый худрук отбирал учеников под себя. И мне посчастливилось пройти этот отбор. Ректор косвенно говорил обо мне: «У него глаз горит, весь такой наполненный», потом повернулся к моему будущему худруку и спросил: «Что будем делать?» На что ему тот ответил: «Надо брать этот чернозем!» Видимо, я был плодородной, но еще не обработанной почвой.

Так — с легкой руки моих друзей — я пошел по этому пути и продолжаю по нему двигаться.

Сейчас уже не скучно. Во-первых, я кайфую от своей профессии — от людей, с которыми благодаря ей сталкиваюсь. Актерская профессия — про то, что ты здесь и сейчас настоящий: ты пропускаешь через себя персонажей и живешь их реальностью. Во-вторых, я могу разговаривать со зрителем. У меня есть возможность влиять на жизни зрителей, на их настроение, заставлять их задуматься о важных вещах. Я получаю много положительных отзывов, благодарственные письма и понимаю, что, наверное, не зря выбрал эту профессию.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Игра без влияния

Каждый новый режиссер (тем более в театре) требует гибкости и умения адаптироваться к его системе работы, к его театральному языку. Мне посчастливилось ознакомиться с разными техниками и овладеть ими. Иногда я выбираю технику, в которой мне удобнее подходить к созданию персонажа. Но это во многом зависит от того, что требует режиссер.  

Бывает, что люди вне нашей профессии не понимают пути работы актера над персонажем. Самое главное здесь — найти точки соприкосновения в мотивах и целях героя со своими. Один из знаменитых актеров как-то сказал: полный идиотизм — пытаться сыграть то, чего в тебе нет. Поэтому, готовясь к роли, ты наполняешь ее собственной болью, мотивами из реальной жизни, чтобы приблизить ее к себе. Например, одна из применяемых мной техник как раз опирается на то, чтобы достать из своего подсознания спрятанные страхи и боли, признаться в них и овладеть ими.

Например, у меня есть роль, где я играю отвратительного, отталкивающего персонажа. Его истинная цель — выжить любой ценой. Когда ты ставишь себя в это положение, у тебя появляются мотивы и яростное желание добиться цели во что бы то ни стало. А что делает персонаж — это уже лежит на территории сценария. На меня эти истории не влияют. Я отношусь к этому как к игре. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Каждый актер индивидуален: у каждого свои техники подготовки к исполнению роли, и этот путь занимает разное количество времени. Я долго прорабатываю персонажа до начала съемок, но когда настает момент выхода в кадр или встреча со зрителем в театре, мне требуется совсем немного времени, чтобы «войти» в роль и «выйти» из нее.

Супергерой из метро

У персонажа, которого я играл по мотивам одного из комиксов, есть сложившаяся фан-база. Поэтому при подготовке к роли я изучал не только сам комикс, но и творчество фанатов, в том числе в огромном количестве читал фанфики. Они создают объем, более глубокое восприятие персонажа, позволяют глубже изучить его мотивы, цели в той или иной ситуации. Здесь нужно понимать, что зритель особенный: это люди, которые живут с материалом намного дольше актера и, соответственно, разбираются в нем гораздо лучше. 

Изначально мое назначение на эту роль не все приняли. Многие считали, что я мискаст. После того как вышел фильм, мне не пришло ни одного отзыва, что я не на своем месте. Думаю, все потому, что было уделено внимание не только к персонажу и материалу комикса, но и к людям, которые за ним следят.

Некоторые считают комикс пустым жанром. Это большая ошибка. Так говорят только те, кто с ним не сталкивался. Я бы посоветовал этим людям уделить комиксам больше внимания, чтобы не быть голословными. Думаю, у этого жанра большое будущее, в том числе в нашей стране.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кинокомиксы — полноценный жанр, который в мире существует десятки лет. Он до нас только докатился, и это хорошо. Самое главное — не терять аутентичность, наш юмор, персонажей, понятных нашему зрителю, не стремиться создавать необъяснимых монстров. Наш супергерой — тот, кто едет с тобой в метро. Он не стреляет лазерами из глаз и не превращается при приступе агрессии в зеленого великана. И это одна из причин, почему наш кинокомикс был тепло воспринят на Западе.

Неизведанная территория

В любом новом проекте для меня главное — история, частью которой хочется стать, будь то сериал, кино с крупным бюджетом и вообще без бюджета. Сильная история логически не рассыпается. У персонажей есть обоснованная мотивация, они живые, не картонные, в их поведении прослеживается логика, характеры показаны в развитии, и перед каждый героем стоит выбор. 

Еще для меня важно, чтобы не повторялся персонаж. Я стараюсь выбирать тех персонажей, на территорию которых еще не заходил.

Опыт работы не в роли актера у меня только один: я был наставником актерского направления (проект «Настоящие Истории», представленный брендом IQOS для своих совершеннолетних пользователей. — Правила жизни). Мы отсмотрели огромное количество людей, выбрали троих и потом работали с ними на площадке: разбирали роли, занимались речью, объясняли, как жить в кадре. В итоге три человека, не связанных с актерским искусством, сыграли в трех фильмах. Им дали возможность попасть в кадр через конкурс, а я шел к этому семь лет! Поэтому для меня этот проект — об исполнении мечты.

Роуд-муви

Если моя жизнь — фильм, то это роуд-муви в жанре мюзикла. Это яркий путь с яркими персонажами, с контрастными взлетами и моментами, когда кажется, что все потеряно, но в которых всегда остается надежда, и мой путь продолжается.

Партнерский материал. 18+

Загрузка статьи...