Станислав Сажин: «В России всё еще ненавидят слово "поликлиника»

С 1 января телемедицина в России стала легальной, но только при условии, что дистанционные услуги оказывают врачи госучреждений. Частные компании полтора года готовились заработать на нашей ненависти к коридорам поликлиник, но остались не у дел. Генеральный директор социальной сети для врачей «Доктор на работе» Станислав Сажин был инициатором интернет-лобби, однако с властями договориться не удалось, впрочем, проигравшим он себя не чувствует.
Футболка adidas Originals
Не занимайтесь самолечением! В наших статьях мы собираем последние научные данные и мнения авторитетных экспертов в области здоровья. Но помните: поставить диагноз и назначить лечение может только врач.

«Допустим, вы Gillette и выпускаете бритвенные станки, — Сажин по-своему пересказывает кейс из книги "Маркетинговые войны". — Ваш конкурент придумал поющие бритвенные станки — какой бы абсурдной ни казалась эта идея, вам лучше сделать то же самое и попытаться продать то, что получилось. Если дело выгорит, никто не будет покупать поющие станки у конкурента, потому что вы лидер. А если не выгорит, то расстраиваться не надо — считайте, что так вы застраховались от возможного проигрыша сопернику».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сажину 34. Он начал заниматься бизнесом при Медведеве, когда слово «стартап» еще не вошло в употребление, но все больше молодых людей планировали вырастить в средней полосе «единорога» — компанию на миллиард, — вдохновившись Дуровым и переводными книжками про успех. Станислав Сажин говорит, что большинство идей он заимствовал как раз из книг. Два его первых бизнеса прожили не больше года, а потом он создал профессиональную соцсеть для медиков.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Доктор на работе» появился благодаря умению Сажина слушать, что говорит президент, угадывать, куда дует ветер, и извлекать из этого выгоду. В 2009 году Путин сказал, что пора пресечь «преступную смычку» между фармкомпаниями и врачами. В этот момент Сажин и его друг Андрей Перфильев, врач-эндокринолог, поняли: сверху дали установку — последует реакция. Так и случилось: закон, который свел к минимуму личные контакты медпредставителей и врачей, вышел в 2012 году. Основным каналом связи фармкомпаний с медиками стал интернет. К тому времени Сажин и Перфильев уже успели запустить «Доктора на работе», привести на площадку несколько тысяч пользователей и получить полтора миллиона долларов от двух венчурных фондов. Стык фармацевтики и медицины — рыбное место, производители лекарств тратят примерно каждый десятый доллар выручки на укрепление связей с медиками. «Фармкомпании платят нам за то, что мы доставляем информацию об их продуктах профессионалам, а потом передаем обратную связь», — говорит Сажин. Сейчас у «Доктора на работе» более полумиллиона зарегистрированных пользователей.

Сажина многие недолюбливают: комментаторы деловых СМИ — за сомнительную этичность выбранной им бизнес-модели, бывшие сотрудники —м за постоянные увольнения «чужими руками». На выпады первых Сажин закатывает глаза: «У нас все законно, кристально чисто». А увольняет он и правда часто.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— За восемь лет через компанию прошло двести сотрудников, осталось пятьдесят. Мы придерживаемся правила Apple: долго нанимай, быстро увольняй. Сотрудники, с которыми мы вели долгие переговоры, а потом не взяли после испытательного срока, конечно, обижаются. Однако те, кто остался, сейчас не в раю, конечно, но где-то близко.

С 2016 года шли разговоры о скорой легализации дистанционных врачебных консультаций, гиганты вроде «Яндекса» и Mail.ru и компании поменьше в ожидании перемен были «на позитиве» и потихоньку, без шумихи и рекламы, запустили в тестовом режиме свои телемедицинские платформы. Сажин мог бы повторить успех 2012 года — если бы правительство приняло дружелюбную к бизнесу версию законопроекта. За считаные месяцы врачи — пользователи соцсети «Доктор на работе» — привели бы миллионы пациентов на новую платформу Сажина. Инициативная группа, которую он возглавил, заручилась даже поддержкой Володина, но в итоге повлиять на власть не удалось. Поэтому пока частные компании могут удаленно оказывать не медицинские, а лишь информационные услуги, то есть пациент сам решает, насколько он готов прислушаться к медику, не несущему никакой ответственности за комментарии к результатам анализов.

Сажин и прочие игроки едва наметившегося рынка замерли: «Сейчас выборы, Госдума и правительство будут работать над всем, что было сказано во время предвыборной кампании. Если у нас и появится еще один шанс, то года через два. Мы рассчитываем повысить прибыль до миллиарда рублей в год к этому времени. Думаю, российский рынок телемедицины не вырастет и до половины этой суммы».

Впрочем, находится достаточно клиентов, которых устраивают и «информационные услуги». «Вспомните себя — самолечением занимаетесь, симптомы гуглите, верно? — усмехается Сажин. — В России всё еще ненавидят слово "поликлиника". ¦