T

«Вы воспитываете будущего гея». История казахстанского мальчика Арулата Мухаметкали — юного мастера по маникюру, который заставил всех собой гордиться

Арулату Мухаметкали 14 лет, и он — олимпийский чемпион по ногтевому сервису. А еще кормилец семьи: почти все заработанные деньги Арулат отдает на кредиты, которые родители взяли на лечение младшего сына, в два года выпавшего из окна и получившего серьезные травмы. Утром и днем Арулат учится в школе, а по вечерам принимает клиенток и, несмотря на свой насыщенный график, находит время на собственные увлечения и благотворительность: он покупает и развозит еду малоимущим семьям.

История Арулата удивительна не столько тем, что мальчик из провинциального городка в возрасте 11 лет захотел учиться маникюру (в Казахстане очень сильно развита бьюти-индустрия, но в этой сфере все-таки преимущественно заняты женщины), а тем, что он нашел в себе смелость исполнить мечту, вопреки гендерным стереотипам, предрассудкам и особенностям казахского менталитета (из чувства ұят болады, «как бы не опозориться», местные жители набирают кредиты на неоправданные нужды, даже если часто им не на что жить).

Арулат — особенный мальчик, который из детского увлечения сделал профессию и заразил своим примером всю семью — даже консервативного отца, который теперь учится на парикмахера. Правила жизни съездил в Экибастуз, познакомился с семьей Мухаметкали и записал их историю.


Этот текст должен был выйти еще в декабре 2021 года, но потом начались казахстанские события, из-за которых съемка встала на паузу. А потом случилась специальная военная операция* в Украине.

Семья Мухаметкали

Арулат загорелся идеей стать мастером ногтевого сервиса в возрасте 11 лет. «Когда он впервые увидел, как мне делают маникюр, он сказал, что не хочет, чтобы я отдавала за это деньги. Что он сможет не хуже», — вспоминает мать мальчика Сания.

Поначалу семья не оценила энтузиазм ребенка. Мать хотела, чтобы Арулат пошел по ее стопам и стал мастером спорта по вольной борьбе. У отца было такое же желание, ведь ногти — «не мужское дело».

Окружение тоже оказывало давление: шли нападки со стороны администрации школы и родителей других детей, учителя приходили к семье домой проводить «воспитательные беседы». А родственники говорили, что подрастает «будущий гей». Сания вместе с мужем не могли переубедить сына, хватались за голову и пытались понять, где они ошиблись в воспитании.

Мальчик оказался упрям и настойчив.



,,

«Я целый год канючил. Каждый месяц по три-четыре раза в неделю спрашивал, когда уже смогу приступить. Просто не понимал, почему взрослые что-то требуют от детей, если сами свои обещания не выполняют»

— Арулат.

Мать сдалась первой: по секрету от мужа она взяла кредит на обучение Арулата, потому что зарплаты уборщицы не хватало. Многие мастера крутили у виска и отказывали со словами «Мамаша, у вас с головой все в порядке?». В конце концов Сания нашла наставника — мастера ногтевого сервиса Руфину. «Маленький пришел, я чуть не упала. Садимся, у него одну голову видно из-за стола. Приходилось подкладывать ему подушки. А мечтал он делать маникюр со стразами из драгоценных камней женам олигархов за миллион долларов» — так прошло их первое занятие.


11-летний Арулат мечтал делать маникюр со стразами из драгоценных камней женам олигархов за миллион долларов

Когда Арулат отучился и завел первых клиентов, — мальчика поддержал и отец. Позже даже помогал сыну отрабатывать дизайны на типсах. «Они, бывает, сядут вместе, рисуют бабочек», — вспоминает Сания. И если раньше отец Арулата стыдился того, чем занимается сын, боялся услышать обвинения в свой адрес из разряда «да что ты за отец такой, что не смог сразу поставить ребенка на место?», то сейчас он с гордостью говорит знакомым и родственникам, что Арулат делает маникюр лучше многих опытных мастеров.

Арулат начинал с пяти лаков: красного, черного, белого, изумрудного и блестящего. Первое время он набивал руку и делал маникюр бесплатно, но дорогие материалы быстро расходовались, и Сания сказала, что такими темпами не вылезет из кредитов. Тогда юный мастер стал брать с клиентов небольшие деньги, чтобы окупить стоимость расходников, а потом, по мере роста квалификации, начал постепенно увеличивать ценник. Наращивание, которое раньше стоило две тысячи, теперь обходится клиентам Арулата от семи тысяч тенге и выше. В месяц восьмиклассник зарабатывает около 100 тысяч тенге (минимальная зарплата в Казахстане составляет 42,5 тысячи тенге).

Свои первые накопления — 40 тысяч тенге — Арулат отдал родителям. Тогда семья Мухаметкали переживала серьезную личную драму: их младший сын Бекарыс выпал из окна третьего этажа, когда буквально на 15 минут остался без присмотра родителей (муж задержался с ночной смены, матери надо было бежать на работу; с ребенком оставалась старшая 15-летняя дочь). «Бекарыс очень активный, непоседа, шустрый. Под окнами была железная лестница. Он пулькой упал и головой ударился об эту лестницу», — вспоминает Сания.



Сания и Бекарыс

До лечения Бекарыс находился в вегетативном состоянии. Ему делали клизмы и кормили через трубочку. А сейчас он может проявлять реакцию — смеяться и плакать, самостоятельно есть из бутылочки. «Врачи говорят, что он не видит, нам ставили атрофию зрительного нерва, но мне кажется, что это уже не так. Когда муж выходит из комнаты, не издавая звуков, Бекарыс сразу начинает реветь, чтобы тот взял его на руки», — говорит Сания. У мальчика симптоматическая эпилепсия, он не может разговаривать, самостоятельно держать голову и сидеть, но уже двигает руками и ногами.

Еще два года, и с кредитами на лечение будет покончено.


Свои первые накопления — 40 тысяч тенге — Арулат отдал родителям на лечение младшего брата. У семьи много кредитов. Еще два года, и с долгами будет покончено.

Семья радуется мелочам, например, если Бекарыс самостоятельно переворачивается на живот. Сания вместе с мужем стараются объяснить своим детям (их в семье пятеро), что в жизни всякое бывает. А те все понимают и стараются помогать — в прошлом году к новогодним праздникам Арулат делал подарочные наборы семьям, где есть дети-инвалиды, а потом развозил подарки вместе с отцом.

Уже сейчас мальчик иначе распределяет свой бюджет: какую-то часть кладет в общую семейную кассу, другую тратит на расходники, третью оставляет на личные нужды, а четвертую вкладывает в благотворительность и помогает малоимущим семьям. Больше полугода каждую пятницу юный nail-мастер ходит в магазин, закупает там по 40 буханок хлеба и ставит их на «лавку добра».

«Мне приятно делать добро. Когда покупаю хлеб, вижу, бабушка проходит, и я спрашиваю: „Вам хлеб не нужен?“ Она в ответ: „По чем?“ Я ей: „Бесплатно“. И она радостно берет». Кроме того, на попечении мальчика находятся две семьи, которым он покупает еду. И там и там — по инвалиду. «Я их взял под шефство», — говорит Арулат. Помогать нуждающимся он решил после того, как люди со всего мира собрали деньги на лечение Бекарыса.

Но попадаются и мошенники. Например, однажды за помощью к Мухаметкали обратилась семья, представившаяся малоимущей. Арулат вместе с матерью решили съездить посмотреть, как те живут на самом деле. Оказалось, что у них дом со свежим ремонтом, у каждого по айфону, вспоминает Сания. Так что теперь они всегда сначала проверяют тех, кто просит помочь.

Арулат успевает, кажется, все. С восьми утра до двух дня у него уроки в школе, потом идет на шахматы, уже к пяти-шести вечера к нему приходят клиентки. А в свободное время nail-мастер играет в телефоне и на компьютере, гуляет с друзьями и помогает по дому. В будущем он собирается сделать Казахстан всемирно известным в ногтевой сфере. Арулат хочет пройти курс на инструктора и обучать других. Затем — открыть салон, а в дальнейшем стать первым организатором nail-чемпионатов в Казахстане. И хоть мальчику нравятся физика, химия, алгебра и геометрия, видит он себя только в сфере красоты.


Арулат и Бексултан

У юного nail-мастера насыщенный график: утром и днем — школа, по вечерам — клиенты. В свободное время Арулат играет в телефоне и на компьютере, гуляет с друзьями и помогает по дому. А еще занимается благотворительностью: развозит еду малоимущим семьям.

Во время изоляции в пандемию Арулат потерял многих клиентов и со скуки начал делать дизайны на пишущих ручках. Итоговый результат он выложил в инcтаграм (соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ. — Правила жизни). Пост увидела мировой коуч в nail-индустрии Елена Шанская, пригласила к себе в эфир в инcтаграме и предложила поучаствовать в чемпионате Nail Best Moscow. Арулат отослал свои работы и выиграл «Оскар» — так он стал не только самым юным участником, но и самым молодым победителем за всю историю проведения этих чемпионатов.


,,

«Я думал, что просто получу сертификат за участие. Когда стали известны результаты, мама плакала от счастья, я прыгал по всей комнате»

— Арулат.

С тех пор юный мастер стал чемпионом в шестнадцати международных nail-чемпионатах и олимпийским чемпионом в nail-art-олимпиаде.

Шанская стала для Арулата второй мамой. Она не только общается с ним по рабочим вопросам, но и следит за его состоянием, усталостью, беспокоится за его учебу и заставляет учить английский. Но по голове не гладит, чтобы он не надел корону. И несмотря на внешнюю строгость, коуч восхищается своим подопечным — по ее словам, он владеет инструментом лучше своих ровесников из Европы. Те специализируются только на аппаратном маникюре(Елена преподает ученикам из 24 стран). Шанская хочет в будущем воспитать в своих внучках качества, имеющиеся у Арулата, среди которых его желание помогать неимущим семьям. «Со мной в январе у камина сидят две мои внучки, едят малину и одна спрашивает: „Лена, а тебе не кажется, что слегка кисловата?“ Они просто не знают, что можно жить по-другому».


11-летний Бексултан вдохновился примером брата и тоже решил пойти в ногтевой сервис, но у него с этим не задалось. Тогда Арулат предложил альтернативу: «Давай парикмахером, ты же с детства делаешь что-то со своими волосами». И сейчас Бексултан умеет стричь каскад, каре, красить волосы в один тон и связывает свое будущее со сферой красоты. По мере взросления мальчишки планируют открыть салон и работать там вместе.



Вслед за Арулатом в бьюти-индустрию подалась вся семья: его брат и отец учатся на парикмахера, мать осваивает ногтевой сервис.

,,

«Даже сейчас я с вами разговариваю — Арулат делает мне маникюр. Второй сын меня покрасил, подстриг. Они меня готовят, нас завтра пригласили на день рождения в Астану (старое название столицы Казахстана города Нурсултан. — Правила жизни). Они говорят: „Мам, ну как ты пойдешь? Ни прически, ни маникюра“. Они мне красоту наводят»

— САНИЯ.

Когда Бексултан изъявил желание стать парикмахером, отец сразу это принял и теперь сам планирует выучиться на мастера. Сания же по просьбе Арулата («Мам, до каких пор ты будешь ходить убирать чужие дома? Мне уже неудобно, что ты этим занимаешься») осваивает ногтевой сервис. Сейчас мать и сын даже, бывает, подменяют друг друга в случае форс-мажоров. Сания с гордостью говорит, что ее уровень пока сильно не дотягивает до арулатовского — ведь он мастер международного уровня, «дотошный».

Фото: Офелия Жакаева

Текст: Анастасия Харчишена

Редактор: Жанель Куандыкова

{"width":320,"column_width":36,"columns_n":6,"gutter":20,"line":20}
default
true
320
762
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}