РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Родительское собрание: Даша Малыгина благодарит маму за счастливое детство и ностальгирует по крышам Питера

Даша родилась в семье художников: 1990-е Малыгины жили в сквотах, продавали на Невском свои работы и гуляли по питерским крышам. Сегодня мама создает одежду для собственного бренда, а дочь снимается в модных кампаниях по всему миру.
Теги:

Евгения Малыгина, 48 лет, дизайнер

Даша Малыгина,  28 лет, модель, диджей

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дарья Малыгина: Помнишь, папа соорудил душ на крыше дома в Питере? Провел на крышу шланг и поставил маленькую железную ванну. Он говорил, что если принимать горячий душ в холодную погоду, вода стекает по крыше и поднимается красивыми облаками пара. Ты тоже принимала там душ?

Евгения Малыгина: (смеется) Нет, только он.

Дарья: Ему нравилось проводить время на крышах. А моим любимым развлечением в детстве было подбирать коды от парадных, забираться на незапертые чердаки и по крышам, не спускаясь вниз, дойти до папы.

Евгения: Мне кажется, все любили гулять по крышам в Питере. Выходишь на крышу — а там воздух, свет! Внизу, на улицах, разбитый асфальт, грязь, криминал. Теперь 1990-е нам кажутся романтичными, но на самом деле это был достаточно страшный период. Мы просыпались утром и не знали, что будет вечером.

Дарья: Ни я, ни мои друзья не задумывались о том, что такое «страшно». Мы были детьми и повсюду находили развлечения. Съезжали с лестниц на картонных досках, как на сноубордах. Лазили в заброшенные здания, где жили бездомные и наркоманы.

Евгения: Забавно, что ребенок до какого-то момента не ощущает несчастья. Осознание несчастья складывается уже у взрослого человека. А у ребенка таких мыслей, кажется, нет.

Дарья: Это наше поколение было такое. Тех, кто моложе, уже с детства таскают к психологам. Все такие замороченные.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Евгения: Это родители предполагают, что ребенок несчастлив. А у ребенка такого ощущения нет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дарья: Каким я была ребенком?

Евгения: Совершенно неугомонной, ракетой. Я все думала, как можно бегать столько часов подряд? Было время, когда я не могла тебя нормально накормить, ты просто не ела и все. Года четыре тебе было. Я пошла к соседке: «Ребенок не ест, посоветуй, что делать». Она говорит: «Да отстань от нее, не корми, захочет — поест». Ты не ела четыре дня и бегала кругами. Потом просто подбежала и сказала: «Хочу есть».

Дарья: Иногда ты бывала строгой. Помнишь, как «Секретные материалы» перенесли на час ночи? Я очень хотела их посмотреть, но утром мне надо было в школу — и ты запретила. Мы тогда поскандалили.

Евгения: Родители вынуждены всегда балансировать: ты хочешь помочь, но иногда это значит отпустить, а иногда, наоборот, надавить. Но никогда не знаешь, как правильно. И это сомнение всю жизнь над тобой довлеет. Вечно мучает вопрос: «А правильно ли я сделал? А что мог бы изменить?»

Дарья: Иногда твоя строгость была оправдана. Помнишь, когда мне было 16 лет, меня пригласили на кастинг для рекламы дезодоранта? Предлагали 50 тысяч рублей, это были какие-то невероятные деньги для Петербурга. Я говорю тебе: мне нужно сняться! А ты такая: ни за что! Какой был скандал, в моем представлении чуть ли не трагедия. В итоге эта реклама вышла через несколько месяцев, а там: девушка едет в метро, поднимает руку, а у нее на подмышке нарисована черная свинья. Я тогда подумала: слава Богу, надо всегда слушать маму!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Евгения: Иногда мне кажется, что я какой-то груз огромного опыта, который ты часто отвергаешь. А меня распирает. Мне все время кажется, что ты что-то делаешь не так, я все время хочу тебя поправить и пытаюсь влезть со своим опытом. Но ты не слушаешь, ты хочешь получить свой опыт.

Дарья: Ты всегда хотела и хочешь дать мне очень многое. А я с самого детства не воспринимаю, часто не слушаю, потому что хочу свое.

Евгения: Мне кажется, желание контролировать или корректировать жизнь ребенка заложено на каком-то генетическом уровне и всегда будет довлеть над тобой. Я пытаюсь это преодолеть, но иногда все-таки думаю: а вдруг я зря не давила? 

Дарья: Да ты все правильно делала. Гораздо хуже, когда родители задавливают детей своим опытом и мнением. Эти дети вырастают неуверенными в себе. Я очень рада, что ты мне не навредила.

Евгения: Я хотела бы быть более настойчивой. Я видела твои способности в детстве — к музыке, рисованию, — у тебя был талант, но ты все забросила. И я думаю: «Это я не дожала».

Дарья: Я рисовала, потому что видела, как это делаешь ты, и мне это очень сильно нравилось. С музыкой то же самое: мне самой захотелось пойти в школу, я записалась. У меня были классные преподаватели первое время, а потом появилась какая-то злая п***, и я бросила. Если бы ты давила на меня, я, может быть, не получила бы такого удовольствия от занятий. На самом деле, мне повезло, что у меня такая мама, как ты. Это сейчас настало время женщин, а раньше все было по-другому. У моих знакомых мамы сидели дома, ничем не занимались, а ты рисовала, шила, добивалась результатов. Ты меня вдохновляла.

Евгения: А может, было бы лучше, если бы я дома сидела? Супы бы тебе варила.

Дарья: Ну нет! Четыре дня не есть — моя тема! ¦

Загрузка статьи...