Правила жизни Любови Полищук

Актриса театра и кино. Народная артистка Российской Федерации. Умерла 28 ноября 2006 года в Москве.
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Если бы мне довелось начать жизнь сначала, я бы ничего в ней не изменила.

Все роли для меня — как дети, и ни одна из них не далась мне легко. Мне вообще ничего в жизни никогда не давалось даром.

Я скажу вам, какая у меня самая сложная роль. Та роль, которую я играю сейчас. Как выяснилось, быть самой собой очень сложно.

Все-таки мы, артисты, обезьяны. Нас натаскивают на роль, в нас внедряют чужую жизнь, чужую ситуацию. Конечно, тот опыт, который был в моей жизни, пригождается — как в комедиях, так и в драме. Актер не должен открываться до конца. Должна быть какая-то завеса, какая-то тайна.

Когда мне говорят какие-то непристойности об актрисе или актере, которого я обожаю, я не хочу этого знать.

Я очень плохо отношусь к эмансипации. Женщина должна быть слабой, защищенной мужчиной. Но не инфантильным непонятно чем, а мужчиной. И женщина должна работать мало и в охотку.

Я набила столько шишек, что запомнила их на всю жизнь.

Жизнь воспитала во мне мужской характер.

Я уверена, что хороший артист не может быть плохим человеком.

Своей мечте (быть актрисой. — Прим. ред.) я не изменила ни разу. Как только я научилась говорить, я сказала, что я буду артисткой.

Я хотела быть балериной, хотела быть певицей, но чтобы я хотела быть артисткой разговорного жанра... Я приехала в Москву, слово «разговорного» я не могла выговорить. Я говорила чудовищно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вся моя жизнь — это случай.

Я думаю,что это не мне судить, но женщина-вамп — думаю, что это не мое. На самом деле, я всегда себя считала острохарактерной актрисой. Мой любимый жанр — это трагикомедия. Фарс, если хотите.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мне вообще скучно иметь определенный имидж, определенный стиль.

Я не люблю конфликтов — ни в театре, ни в кино, ни в семье. Сейчас муж меня поправит.

Нет, на самом деле у меня характер взрывной. Поганенький у меня характер.

Когда перестает звонить телефон и ты никому не нужен — это ужасно. Но когда с работой перебор, тоже не очень хорошо.

Я патологически люблю животных, потому что я, например, сейчас была в Испании и я сбежала с корриды со страшными рыданиями: я не могла видеть, я даже не думала, насколько это безнравственное зрелище...

Не будем плакать, будем жить столько, сколько отпущено. С радостью!

Вся моя жизнь — это невероятные истории, когда я уже была на грани катастрофы. Потом я услышала замечательную фразу: «Последняя дверь никогда не захлопывается, пока не откроется еще одна».

Актеров-мужчин можно по пальцам сосчитать. У них у всех женская психология — они психи, неврастеники, они инфантильные. Обижаются, если тебе больше букетов подарят. Они обижаются, если к тебе первой подошли из самолета или из поезда.

Мне все время скучно в компании. Не понимаю, зачем люди об этом говорят, зачем тратят на это время? Лучше лягу на диванчик, суну кошку под мышку и книжку почитаю — вот это удовольствие. С подружками люблю общаться. А все эти компании... Может, мне так неуютно, потому что все ждут: вот сейчас актриса будет выдавать. С каких щей? Я такая, какая есть. Столько выдаю на сцене, что иногда и для близких почти ничего не остается.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Любовь Григорьевна, вы понимаете своего мужа?» — «Да, мы оба говорим по-русски.

Я всегда снималась о любви, про любовь, в любви. Имя у меня такое.

Мне всё подсказывают зрители: их улыбки, их внимание или невнимание. Вдруг какой-то шум или шепот — все секу, имейте в виду.

Зрители — главные родители моих ролей.

Никогда не считала себя красивой. Могу быть привлекательной. Эффектной. Свечусь от того, что я на сцене. Вот на сцене люблю себя и не стесняюсь об этом говорить.

А в чем моя «несоветскость»? У меня лицо курносое, глаза серые, у меня лицо простой, обыкновенной бабы. Это, по-моему, какой-то таракан в головах у отечественных киночиновников.

С помощью сериала «Моя прекрасная няня» я сумела поломать какой-то штамп относительно себя как актрисы. Из возраста героинь-любовниц я уже вышла, а в амплуа бабушки еще не вошла. И меня поэтому довольно долго не снимали в кино. Как мне сказала одна мудрая актриса, «не переживай, у тебя просто переходный возраст».

Я не готовлю — у меня Сережа (муж, Сергей Цигаль. — Прим. ред.) замечательно готовит, вкусно, быстро, с фантазией. Ему это интересно, но я тоже иногда вспоминаю, что я не только актриса, но и женщина.