РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Детские книги на взрослые темы: книга вторая — «Соня из 7 "Буээ" Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека

Во втором выпуске цикла материалов про важные детские книги на взрослые темы — «Соня из 7 "Буээ" Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека. Это рэп-комикс, настоящая поэма, высмеивающая школьные порядки и от первого лица рассказывающая о буллинге и подростковом одиночестве.
Детские книги на взрослые темы: книга вторая — «Соня из 7 "Буээ" Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека

«Соня из 7 "Буээ" Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека

Главная героиня — девочка Соня с челкой на глаза и в больших очках, учится в седьмом классе и не любит школу. Она не стремится вписаться в коллектив, с иронией относится к урокам истории и биологии, а от несовершенства мира прячется в больших наушниках, где всегда играет рок, — только потом мы узнаем, что Соню травят. Это рэп-комикс, настоящая поэма, высмеивающая школьные порядки и от первого лица рассказывающая о буллинге и подростковом одиночестве.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как создавалась книга

Однажды Алексей, с которым мы давно знакомы, пришел к нам в издательство на новоселье и сказал: «У меня рождается странный поэтический проект. Я знаю, что стихи никто издавать не любит, потому что они плохо продаются. Но он у меня такой — как будто бы немного рэп». Мы ему говорим: ну, покажи, что там у тебя получается. Он показал нам несколько кусочков, несколько четверостиший, они были совершенно бессвязные, и там не было видно никакого замысла, но что-то в них цепляло. Мы ему говорим: вообще интересно, пиши дальше. Прошло несколько месяцев, он прислал текст, мы прочитали, сразу влюбились и сказали: мы однозначно его берем.

Алексей сам выбрал художника-иллюстратора, и они с Тимофеем увидели Соню именно такой — немного отстраненной девочкой в больших очках, с волосами, спадающими на лицо, в наушниках, ото всех скрывающейся. Очень конкретный образ, таких девочек много. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


С Тимом мы тоже работали раньше — он иллюстрировал одну из наших книжек. У него есть любопытный проект «Дворец словосочетания», родившийся из-за проблем с чтением: Тима дислексик, у него иногда путаются буквы, из этого, в свою очередь, рождаются смешные фразы, и он к этому делает картиночки. Есть мем, который уже ушел в народ: первое сентября, зелененькая тетрадь, на которой написано «Терпеть». Это он нарисовал. Сам он рассказывал, что в школе не пользовался особой популярностью — как Соня.

Дальше была смешная история. Во время работы над книгой Леша рассказывал, что у него была ученица Соня, с которой он немного списал этот визуальный образ. Девочка уехала куда-то за границу жить, книга вышла, успех, все здорово. И вдруг в твиттере появляется запись: «Я пришла в книжный магазин, и мне друзья говорят — Сонь, да это же ты! Я смотрю на обложку — блин, да это же мой школьный учитель литературы!» И дальше понеслось, прибежали люди, которые сказали ей: ты должна его засудить за использование своей телесности. Олейников сам человек с юмором, он написал Соне во «ВКонтакте», они поговорили, посмеялись. Соня сказала: «Да я вообще никаких претензий не имею, просто смешная история». Потом на желтых сайтах вывалилась парочка публикаций: «Украденная жизнь», «Украденное лицо». Смешная история.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

О реакции на книгу

После выхода книги издание «Мел» собрало мнения учителей о книге и выпустило большой материал. Мнения были разные, кто-то хихикнул и сказал: ну да, понятно, что глазами этой девочки все так; кто-то сказал: кошмар и ужас. Прошло уже семь месяцев, но, как ни странно, каких-то ядовитых, злобных отзывов крайне мало. Ну да — что курил автор, вот такое старомодное, или — неужели вы хотите, чтобы ваш ребенок читал про школу такую гадость, порочащую образ школы. Такие комментарии есть и в блогах, и на лабиринте, но в принципе их не так много, как могло бы быть. Алексей говорит, что такая книга просто витала в воздухе, что ее кто-то должен был написать. На самом деле таких книг должно быть много, и хорошо, что он словами рассказал эту историю. 

Родители реагируют по-разному. Традиционно, в духе: «Ой, комикс, нет, моему ребенку это не надо». Или листают и говорят: «Стоит в розницу 480 рублей, а здесь так мало страниц, в основном картинки». Очень часто бывает, что родители просто узнают себя в этой героине и, наоборот, подтаскивают своего подростка, говорят: смотри-смотри, какая книга, давай купим. Вообще, у меня сложилось такое впечатление, что книгу скорее родители восприняли хорошо, что многие из них узнали себя: много кто ненавидел школу, скрывался в наушниках, но тогда не принято об этом было громко говорить, а теперь об этом есть целая книга и ее можно еще и с ребенком обсудить. Вообще сейчас есть целый пласт аудитории — люди около тридцати лет, которые покупают детские книги именно для себя с мыслью: почему я не прочитал их в детском возрасте, тогда бы жизнь сложилась иначе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дети в основном реагируют хорошо, хихикают, особенно это видно на каких-то выставках — начинают листать, садятся на пол у прилавка, пытаются прочитать, смеются. Книга же так устроена — там сначала все смешно, а потом уже выясняется, что эту Соню травят — тяжело быть не такой как все. Можно с уверенностью сказать, что подавляющее большинство подростков реагируют и на подачу, и на визуальное, и на стихи, и на картинки, и на то, как это все устроено, и на то, что там есть какие-то аллюзии к диснеевским героям. Они тоже это все считывают.

Подростки меньше склонны разговаривать со взрослыми о том, что у них внутри. Со взрослыми, со своими родителями, ты не можешь говорить про свои проблемы — и вдруг ты читаешь про них в книге, это дает надежду: это с кем-то уже происходило и что ты такой не один. Отчасти отсюда бум подростковой литературы и успех книг Ульфа Старка или Мони Нильсон.

Мы считали, что «Соня» — книга для детей седьмого–девятого класса потому, что Соня в седьмом. Оказалось, что и четвероклассники прекрасно видят себя в этой Соне и воспринимают этот текст. Знаю мальчика, который в первый раз один на метро поехал на Красную площадь на презентацию книги, — он очень хотел получить автограф авторов, потому что книга попала ему в самое сердце. Отпросился у родителей, они вели его по телефону, он пришел и получил этот автограф. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Бывает так с яркими книгами: про нее пишут журналисты, ее заметили, но тираж лежит на складе себе преспокойненько, очень медленно продается. С «Соней» все оказалось даже лучше, чем мы думали, — ее действительно моментально заметили, про нее очень много писали, и надо сказать, что за четыре месяца мы продали тираж и сейчас на подходе второй. Мы даже резервировали какое-то количество книг для Non/fiction, поскольку она со склада уже ушла к тому времени. Мы даже начали делать мерч — сделали сумки, наклейки, стикеры в телеграме. Эта история пошла дальше.

О травле

Понятно, что далеко это не первая российская книга про травлю. Три года назад выходила книга Анны Красильщик «Три четверти», про нее много говорили, и по ней Екатеринбургский театр снял спектакль, который привезут на «Золотую маску». Травля существует практически в любой школе: в частной, в государственной, закрывать глаза на это нельзя. Никто с этим особенно не работает, учителя предпочитают свалить все на родителей, никаких инструментов для решения этой проблемы в российской школе нет. Есть какие-то номинальные психологи, которые как бы должны с этим работать, они приходят в класс, проводят какой-нибудь объединяющий тренинг, но этого мало. Мы, как издатели, можем только издать книгу, показать, что ты не один. На самом деле самое важное в «Соне» — это не то, что описывается травля, а послесловие автора, где он говорит, что ты ценен сам по себе. Ты такой, какой ты есть — у мамы и у папы, твоя жизнь ценна, не надо ни под кого прогибаться, не надо никого слушать, цени себя, цени свою жизнь. Это действительно очень важный кусок этой книги, очень к месту. Наиболее частая реакция людей, кто листает эту книгу: Соня — это я в школе. Соня — это я в школе тридцать лет назад, или что Соня это я в школе сейчас. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

О музыке в книге

Соня не слушает рэп, Соня слушает рок, она считает, что она рок-динозавр. Сейчас это не та музыка, которую слушают в большинстве своем семиклассники. Мы даже делали с Тимой и Лешей плей-лист школьницы. Очень долго, кстати, ругались — у нас был такой чатик на троих, я задала тему и ушла спать, а когда проснулась, увидела двести сообщений, где они между собой переругивались, что же слушала Соня. Они между собой за каждую песню бились, где-то соглашались, а где-то Тима говорил: Соня не такая, она это слушать не будет и так далее.

Кстати, к нам потом было много претензий, что рэпа в книжке всего на несколько кусочков, а по большому счету это поэма. Да, мы назвали «Соню» рэп-комиксом, хотя это не в чистом виде рэп. Конечно, дико интересно, если бы какой-то профессиональный рэпер это попытался прочитать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Загрузка статьи...