РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как тысячи добровольцев спасают людей по всей стране: фрагмент книги «Найден, Жив! Записки о поисковом отряде "Лиза Алерт"

На следующей неделе в издательстве «БОМБОРА» выходит книга Ксении Кнорре-Дмитриевой «Найден, Жив! Записки о поисковом отряде "Лиза Алерт". В этом году поисковому отряду, который всегда на слуху, когда говорят о пропаже, исполняется десять лет. За эти годы он стал одной из самых заметных "низовых" инициатив в истории новой России: десятки тысяч людей по всей стране готовы в нужный момент прийти на помощь в поиске пропавшего человека, создана большая региональная сеть, найдены сотни людей. Во время своей работы в организации журналистка Кнорре-Дмитриева вела заметки о буднях поискового отряда, о его внутреннем устройстве, о тех людях, которые делают эту непростую работу, о механизмах поиска, о радости находки и трудностях выгорания, об удачах и неудачах – они, вместе с практическими советами, составили основу этой действительно важной книги. Правила жизни публикует несколько фрагментов книги, из которых, в числе прочего, мы узнаем как возник отряд.
Как тысячи добровольцев спасают людей по всей стране: фрагмент книги «Найден, Жив! Записки о поисковом отряде "Лиза Алерт"

ИСТОРИЯ «ЛИЗА АЛЕРТ», ПОИСК ЛИЗЫ ФОМКИНОЙ В ОРЕХОВО-ЗУЕВСКОМ РАЙОНЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

История отряда «Лиза Алерт» началась 13 сентября 2010 года, когда в Орехово-Зуеве пропала четырехлетняя Лиза Фомкина, отправившаяся на прогулку с тетей, страдающей ментальными нарушениями, и двумя собаками.

Обстоятельства сложились таким образом, что в первые дни пропавших почти не искали — в Орехово-Зуеве праздновали День города, и значительная часть правоохранительных сил была занята обеспечением порядка на праздновании, поэтому полиции было недостаточно. Призыв о помощи к добровольцам впервые появился на форуме любителей хорьков — его разместила диспетчер таксопарка, где работал отец девочки. Оттуда информация ушла на форум джиперов. С этого момента на поиск начали стихийно собираться волонтеры. Через пять дней был развернут поиск силами добровольцев. Не обладая ни технологиями, ни оборудованием, ни навыками поиска, они просто искали девочку и ее тетю везде: в городе, в лесу, в окрестных деревнях, на обочинах железнодорожных путей, в завалах и так далее.

На девятый день поисков нашли погибшей тетю девочки. На десятый день, 23 сентября, — саму Лизу, причем врач установил, что девочка погибла менее чем за сутки до того, как ее нашли.

Это событие произвело большое впечатление на тех, кто пытался спасти Лизу. В Сети появился форум, сначала небольшой, на 20 человек, тех, кто хотел заниматься организацией поискового отряда, который будет искать пропавших детей, раз уж государство не может справиться с этой задачей. А в середине октября был сделан сайт «Лиза Алерт», и в ночь с 14 на 15 октября 2010 года на нем начали регистрироваться первые добровольцы отряда. Новая организация получила название «Лиза Алерт». Первая часть названия — имя погибшей Лизы, а вторая (alert — тревога) — составная часть названий международных систем поиска пропавших (AMBER Alert, Silver Alert и так далее).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Впоследствии, когда в организацию стали обращаться с просьбами о помощи в поиске пропавших всех возрастных категорий, отряд принял решение заниматься и этими поисками тоже.

У «Лиза Алерт» нет юридического лица и расчетных счетов. Отсутствие возможности собирать деньги — важная часть философии отряда.

ЕЛЕНА ГОРЯЧЕВА (КИПЯТОК), «ЛИЗА АЛЕРТ», АВИАКООРДИНАТОР ВПСО «АНГЕЛ», О ПОИСКЕ ЛИЗЫ ФОМКИНОЙ («НЕБО. ВЕРТОЛЕТ. ДЕВУШКА», ПОРТАЛ «МАТРОНЫ.РУ», ЯНВАРЬ 2017 ГОДА)

«На поиске Лизы было много людей: они менялись, приезжали после работы, уезжали, шли в лес, выходили оттуда замученные, пили чай и шли снова. Тогда я в первый раз — я еще не знала, что во все это окунусь, — тоже пошла в лес. У нас была цепь чуть ли не из восьмидесяти человек — никто, конечно же, не владел никакими поисковыми навыками, мы просто шли. Хотя такой цепью идти по бурелому невозможно. Мне казалось, что мы прошли километров 15, у меня язык был на плече, потом посмотрели по карте — прошли метров 700. Но это были очень тяжелые 700 метров по завалам.

У меня в памяти отпечатался момент, когда мы на рассвете сидели возле костра и по рации передали, что Лиза найдена. Туда сразу отправили кого-то из волонтеров, фельдшера или доктора. И мы все замерли в ожидании у костра, потому что ждали, что по рации скажут: жива. Но по рации сказали, что она погибла. И вот мы сидим в полной тишине, и ощущение такое, что весь мир в один момент рухнул. Как, почему, за что ей это?.. Помню, как я сижу с этими ориентировками на Лизу и бросаю их в костер, а по щекам льются слезы».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Удачный поиск

Координатор только что удачно завершившегося поиска своим довольным лицом освещает штаб не хуже, чем разгорающийся в четыре утра рассвет.

Не знаю, как другие, а я прихожу в себя. Ночь, холодный и сырой лес, немолодая женщина и двое детей. Лес маленький, и тот факт, что они не вышли сами, мог указывать на то, что с женщиной что-то произошло. Слава богу, нет, все живы-здоровы. Машина МЧС уже отвезла потерявшихся, то есть нашедшихся, домой, и мы стоим вокруг штабной машины, треплемся и веселимся из-за какой-то ерунды — теперь мы можем веселиться и никуда не спешить. Психолог сказал бы, что у нас разрядка. До Москвы ехать больше часа, но в пять утра еще можно проскочить без пробок (это, кстати, существенная проблема для тех, кто ездит на ночные поиски).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Это очень резкий переход от высокой степени напряжения — не просмотреть, не опоздать, услышать слабый отклик в шорохе ветра — к полному и резкому расслаблению: как груз валится с плеч, когда в рации сначала говорят, что был отклик, а потом — что нашли.

Итак, мы стоим и болтаем, обсуждаем детали поиска, большинство курит, кто-то переодевается, кто-то (я) выковыривает репейники из флиски.

И тут к нашей группе подходит все еще сияющий координатор и бодро спрашивает:

— А вот кто поедет искать сразу трех бабушек, которых никак не вытащат из леса чуть ли не с полудня и у которых уже заканчиваются заряды телефонов, тут недалеко?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я лезу в карту и обнаруживаю, что «недалеко» — это в полутора часах езды по пустым в четыре часа утра трассам, и, сложив и умножив время, понимаю, что я пас.

— Соглашайся! — убеждает координатор. — Один поиск — и сразу три бабушки!

Я что-то мямлю, и координатор теряет ко мне интерес. Но половина присутствующих сразу соглашается ехать — силы еще есть, необходимости скоро быть в Москве нет. Я прощаюсь и снова и снова поражаюсь выносливости, физическим способностям и потребности помогать, которая заставляет этих ребят не задумываясь реагировать на такие ситуации.

«Вам станет легче, если я буду бегать и заламывать руки?»

Чем дальше, тем сложнее писать непосредственно про поиски: слишком много такого, во что ты волей-неволей погружаешься, и чем этого больше, тем меньше хочется вываливать это на окружающих, потому что незачем им это знать. И если к вечеру я так или иначе вникала в подробности пяти поисков, причем в двух случаях пропавших нашли погибшими, и один из них был ребенок, мне поначалу было довольно сложно найти среди этого то, что можно рассказывать своим, чтобы не грузить их. И я долго училась не впускать это в себя.

Катя, наш руководитель конного направления и сотрудник полиции, рассказывала, как она однажды по службе приехала к дедушке, у которого пропала внучка. Дедушка, естественно, был страшно встревожен, буквально бегал вокруг нее и наконец не выдержал:

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Я не понимаю, почему вы такая спокойная!

— А вам станет легче, если я начну заламывать руки и причитать? — спросила его Катя.

Мы всегда сопереживаем тем, кого ищем. Но наше сопереживание — это не обнять заявителя и плакать вместе с ним, а оперативно получить от него всю наиболее полную информацию, чтобы быстрее найти пропавшего. Умение безэмоционально реагировать на страшное приходит со временем само собой и очень нужно не только для самосохранения, но и для результативности поиска.

Иногда заявителям кажется, что мы спрашиваем какие-то глупости, вместо того чтобы вскакивать и бежать срочно искать.

— Господи, да какая вам разница, ругала ли я его за двойку?!

— Девушка, вам больше делать нечего, кроме как спрашивать, где он жил 20 лет назад?

Однако у наших инфоргов и координаторов все вопросы имеют большое значение. Важно знать, ругали ли ребенка за двойку, потому что он из-за этого мог уйти из дома, а пропавший дедушка может оказаться именно там, где жил 20 лет назад, потому что это как раз свойственно людям с возрастной деменцией: они могут не помнить свой нынешний адрес, но прекрасно помнят адреса многолетней давности и рвутся туда...

ОПРОС ЗАЯВИТЕЛЯ

Опрос заявителя — важнейшая часть поиска: без информации о пропавшем и обстоятельствах его исчезновения невозможно начать поиск.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Первичный опрос проводит оператор горячей линии, который принял заявку, его задача — получить ответы на самые срочные вопросы: кто, где, когда — и передать дальше в инфогруппу.

После этого заявителю звонит инфорг — в зависимости от ситуации поиска это может быть просто инфорг или детский прозвонщик. Он проводит уже более подробный опрос, выясняя мельчайшие и часто совершенно неважные для заявителя детали, на основании которых может делать первые выводы: ребенок ушел из дома сам или действительно необъяснимо пропал? Есть ли основания предполагать суицид? Была ли у пропавшего пожилого человека деменция, в какой стадии? Случались ли подобные ситуации раньше, где и при каких обстоятельствах находили пропавшего? Какое состояние здоровья, есть ли проблемы с алкоголем? И так далее.

После этого у инфорга появляются первые версии и возникает понимание необходимости активного поиска на месте пропажи (актива). Если объявляется актив, им занимается координатор, который проводит дополнительный опрос заявителя на месте, осматривает место пропажи, получает доступ к компьютеру пропавшего и так далее.

Чем тщательнее проведен опрос, чем опытнее поисковик, который его проводит, тем больше вероятность того, что поиски пойдут по верному пути.

Загрузка статьи...