РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Слишком много и всегда недостаточно»: фрагмент скандальных мемуаров племянницы Трампа

В конце октября в издательстве «Эксмо» выходят скандальные мемуары Мэри Трамп «Слишком много и всегда недостаточно» в переводе Сергея Богданова. В оригинальной версии у названия книги есть еще вторая часть — «Как моя семья породила самого опасного в мире человека». Книга действительно представляет собой нелицеприятный портрет президента США: в частности, в ней рассказывается, как Дональд Трамп получил более $400 млн от бизнес-империи своего отца и, несмотря на это, позиционирует себя как человека, который всего добился сам. Издание мемуаров пытались блокировать в Белом доме, но суд встал на сторону Мэри Трамп. Правила жизни публикует фрагмент четырнадцатой главы «Слуга народа от девелоперского бизнеса», где Мэри Трамп сводит в единую точку два пути, что привели Трампа в Белый дом.
«Слишком много и всегда недостаточно»: фрагмент скандальных мемуаров племянницы Трампа

Налицо две траектории, приведшие Дональда в Овальный кабинет в Западном крыле Белого дома: первая — от Дома и через пентхаус в Trump Tower, и вторая — от Trump Management через Trump Organization. В первом случае для него были созданы в значительной степени тепличные условия, в которых удовлетворялись все материальные потребности, а во втором — серия полученных без нужного опыта и знаний руководящих постов, где всю работу делали другие (что отчасти объясняет его презрительное отношение к стороннему экспертному опыту). Все это защищало Дональда от последствий его собственных промахов, одновременно позволяя верить в свою собственную успешность.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для моего деда Дональд был тем же, чем для Дональда была Стена, — престижным проектом, финансируемым за счет более достойных целей. Фред не готовил Дональда себе на смену; в трезвом уме он бы никому Trump Management не доверил. Дональд, пусть даже со всеми его ошибками и недальновидностью, был призван стать публичным олицетворением неудовлетворенных амбиций своего отца. Фред продолжал поддерживать в Дональде ложное ощущение успешности до тех пор, пока единственным достоинством его сына не стала та простота, с которой им могли манипулировать более могущественные люди.

Людей, желавших использовать его в своих интересах, было хоть отбавляй. В 1980-х журналисты светской хроники Нью-Йорка поняли, что Дональд не отличает насмешки от лести, и пользовались его нескромностью, чтобы продавать газеты. Этот имидж и слабость человека, его воплощавшего, были именно тем, что требовалось Марку Бёрнетту. К моменту выхода «Кандидата» в эфир в 2004 году в финансах Дональда царила полная неразбериха (даже несмотря на полученные от продажи доли наследства деда 170 миллионов), а его собственная «империя» состояла из все более безуспешных попыток торговли именем вроде Trump Steaks, Trump Vodka и Trump University. Это сделало его легкой добычей для Бёрнетта. В телешоу «Кандидат», где Дональд, вопреки очевидным свидетельствам обратного, представал в виде реально успешного магната, и сам он, и зрители на самом деле были объектом насмешек.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За первые сорок лет своей деятельности в сфере недвижимости мой дед никогда не создавал долгов. Однако в 1970-х и 1980-х годах, по мере того как амбиции Дональда возрастали, а число его ошибок постоянно множилось, все изменилось. Дональд не только не расширил владения своего отца; все, что он делал после Trump Tower (объекта, который, наряду с его первым проектом, Grand Hyatt, никогда не стал бы возможным без денег и связей Фреда), негативно отражалось на стоимости бизнес-империи. К концу 1980-х уже казалось, что Trump Organization занимается лишь тем, что теряет деньги, поскольку Дональд выкачивал из Trump Management немыслимые миллионы, чтобы поддерживать растущий миф о себе как о самородке в сфере недвижимости и мэтре искусства сделки.

Как ни парадоксально, с ростом количества неудач Дональда в недвижимости росла и потребность моего деда в том, чтобы тот выглядел успешным. Фред окружил Дональда людьми, которые понимали в делах и при этом не уставали его превозносить; которые то и дело его выручали и ради него лгали; которые знали, как устроен семейный бизнес.

Чем больше денег мой дед вкачивал в Дональда, тем самоувереннее тот становился и тем более крупные и рискованные проекты затевал. Это вело к еще более серьезным провалам, что вынуждало Фреда вновь приходить на помощь. Своим попустительством мой дед делал Дональда все хуже: более зависимым от внимания СМИ и легких денег, более самодовольным и более укореняющимся в иллюзии относительно своего «величия».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Изначально финансовым спасением Дональда занимался исключительно Фред, но вскоре его партнерами в этом деле стали банки. Поначалу они добросовестно заблуждались, исходя из мнимой эффективности Дональда в умении доводить дело до конца. Однако кредитование продолжилось и после того, как провалы стали множиться, а сроки оплаты по счетам за опрометчивые покупки — приближаться, — но теперь уже в качестве средства поддержания иллюзии успеха, изначально их и одурачившей. Понятно, почему Дональд все в большей мере ощущал себя хозяином положения, даже если таковым и не был. Он не осознавал того, что другие люди используют его в своих собственных целях, и верил, что у руля стоит он. Фред, банки и СМИ делали ему все больше поблажек, чтобы навязать свою волю.

На самых ранних этапах своей операции по приобретению гостиницы Commodore Дональд дал пресс-конференцию, на которой представил свое участие в этом проекте как свершившийся факт. Он лгал о сделках, которых не было, вмешиваясь в процесс настолько, чтобы его было трудно из него вывести. Затем они с Фредом использовали этот гамбит, чтобы при помощи его свежераздутой репутации в прессе Нью-Йорка — и миллионов долларов из кармана моего деда — получить огромные налоговые льготы для следующего проекта Дональда, Trump Tower.

В представлении Дональда его достижения действительно являются плодами его личных качеств, без какого-либо намека на обман или надувательство. Несть числа его интервью, в которых он преподносит явную фальшивку о том, что отец одолжил ему всего лишь несчастный миллион, который нужно было вернуть, а во всем остальном его успех — исключительно его собственная заслуга. Легко понять, почему он в это поверил. Еще никому не удавалось взобраться на вершину по лестнице из феерических провалов, которые терпел этот формальный лидер съеживающегося свободного мира.

Загрузка статьи...