РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Личная жизнь Джо Ди Маджо — одного из величайших игроков в истории бейсбола и мужа Мэрилин Монро (отрывок из книги)

На этой неделе в издательстве ОГИ выходит книга Рока и Джона Позитано «Ужин с Ди Маджо» в переводе Александра Коробейникова с предисловиями Владимира Познера и Фрэнсиса Форда Копполы. Ди Маджо — легендарный бейсболист, игрок команды «Нью-Йорк Янкиз», американский супергерой до появления Супермена. Благодаря успеху в спорте он стал кумиром молодежи, персонажем светской хроники и популярной культуры. О нем писал Хемингуэй, с ним дружил Фрэнк Синатра, за него вышла замуж (правда, ненадолго) Мэрилин Монро. Несмотря на то что цитаты Ди Маджо становились крылатыми, он очень не любил давать интервью и не оставил воспоминаний. Только спустя годы его врач Рок Позитано с помощью своего брата Джона смог показать нам Ди Маджо на расстоянии вытянутой руки — в этой книге.

Правила жизни публикует фрагмент главы, в которой говорится о личной жизни Ди Маджо.
Личная жизнь Джо Ди Маджо — одного из величайших игроков в истории бейсбола и мужа Мэрилин Монро (отрывок из книги)

Джо Ди Маджо не везло в любви. Его первый брак со старлеткой Дороти Арнольд стал, вероятно, первым его крупным разочарованием в личной жизни. Их сын Джо-младший был постоянным источником забот и душевной боли. Краткий брак с Мэрилин Монро и ее трагическая смерть, ссора со старым другом Фрэнком Синатрой и неприязнь к клану Кеннеди десятилетиями служили пищей для желтых газет, журналистов и биографов. Учитывая неписаные правила Джо, я понимал, что не следует лезть в его личную жизнь и касаться былых драм. Я не сомневался в том, что при первом же упоминании имени Мэрилин немедленно услышу в ответ: «До свидания, заплати по счету», получив билет в один конец на экспресс в Сибирь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Со временем Джо стал мне доверять и мало-помалу начал рассказывать о перипетиях своих отношений с женщинами. Не думаю, что многие слышали от него о неудачных браках, о влиянии на него преждевременной смерти Мэрилин Монро и о болезненном разрыве с сыном.

Впервые он завел подобный разговор за завтраком в кафе «Гардения». Мы мило болтали, ожидая, когда принесут еду, и я заметил, что Джо был разговорчивее обычного. Случайно всплыла тема женщин и романов с ними. Не помню, как это вышло и о чем, собственно, мы говорили, потому что разговор свернул на тему, которая затмила все.

— Знаешь, Док, — начал Джо, — я был женат на двух актрисах.

«Да ладно», — подумал я.

Я не поднимал голову от чашки кофе, понимая, что Джо замолчит, если я взгляну на него. Он делал так каждый раз, когда чувствовал, что я слушаю слишком внимательно, особенно если дело касалось его личной жизни. Много раз он приоткрывал дверь воспоминаний — и тут же ее захлопывал. Поэтому я научился сидеть тихо, слушать и не проявлять эмоций.

— Мою первую жену, Док, звали Дороти Арнольд. Она была танцовщицей и родила мне сына Джо, — продолжал он. — Мы встретились на съемках фильма «Манхэттенская карусель». Я играл там самого себя и даже пел там песню «Have You Ever Been to Heaven?». Я увидел ее и пропал.

Я поднял глаза, кивнул и сразу же продолжил разглядывать свою чашку кофе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Я всегда ее любил, — признался Джо. — Она была отличной девушкой, но у нас не получилось. Не сошлись характерами.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Угу, — неопределенно хмыкнул я.

— Она слишком любила шоу-бизнес и общалась не с теми людьми.

Я понимал, что он имеет в виду.

— И... и, — тут Джо помолчал, — я почти уверен, что она изменяла мне с одним банкиром с Уолл-стрит. Конечно, я об этом никогда никому не рассказывал.

Я поверить не мог, что он решил поведать мне настолько личную историю.

На их свадьбу в Сан-Франциско явились тысячи поклонников.

Через пять лет Джо и его неверная жена оказались в суде в процессе развода. И этот процесс превратился в стирку грязного белья перед всем Голливудом. В это время Джо очень беспокоился о своем сыне. На мой взгляд, Джо-младший был тогда для него на первом месте.

Голливудский показательный бракоразводный процесс стал для Дороти Арнольд способом манипулирования Джо. Она путалась со своим инвестиционным банкиром прямо в присутствии сына Джо. Она решила, что громкий развод заставит Джо дрогнуть и отступить, — и оказалась права. Италоамериканец старой школы постыдился бы публичного обсуждения неверности своей супруги и неудачного брака. Она сыграла на желании Джо защитить свою личную жизнь и — в первую очередь — своего сына от излишнего внимания журналистов.

— Да, развод стал испытанием, особенно для моего маленького Джо, — с сожалением сказал он.

Я слушал внимательнее, пытаясь при этом не встревожить Джо: он продолжал описывать пытку бракоразводного процесса, затеянного его женой — женщиной, которую он любил.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Дороти всегда старалась встать между мною и сыном. Даже после развода она снова хотела затащить меня в суд, утверждая, что я даю ей недостаточно денег на содержание.

В его голосе зазвучала горечь. Джо объяснил, что были назначены судебные слушания по вопросу увеличения алиментов и повышения установленного при разводе содержания.

Но Джо был к этому готов и представил отчет частного детектива о неумеренных тратах бывшей жены после развода.

— Она не ожидала, что я знаю о том, что большую часть алиментов она тратит на прически и маникюр. Было очевидно, что те деньги, которые я даю ей на хозяйство, она расходует на свои личные нужды.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джо поерзал в кресле и внимательно посмотрел на меня, изучая мою реакцию. Я не осмеливался даже моргать.

— Никогда не забуду, как судья подозвал нас обоих к себе и обратился к моей бывшей жене в моем присутствии.

Я осторожно приподнял брови.

— Он сказал Дороти: «Миссис Ди Маджо, я думаю, что вы слишком много денег тратите на парикмахера и другие личные нужды, поэтому отказываю вам в увеличении содержания. Я советую вам не делать из моего решения публичного спектакля, потому что иначе я вынесу благоприятный вердикт в пользу вашего бывшего мужа и это еще больше осложнит ваше положение».

Несмотря на всю нежелательную шумиху вокруг развода, Джо продолжал любить Дороти. Она была матерью его сына и любовью всей его жизни. И с разводом любовь не кончилась — он пронес ее свет через года. Хотя он плакал при всех из-за Мэрилин, первый неудачный брак произвел на него столь же опустошительный эффект.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джо много раз говорил мне, что всегда пытался быть хорошим отцом, раз уж хорошим мужем стать не удалось. Он продолжал заботиться о физическом и душевном благополучии своего единственного сына. Порой он прыгал на поезд в Нью-Йорк прямо посреди затяжной выездной серии «Янкиз», чтобы провести с маленьким Джо день или хотя бы несколько часов, а затем вновь возвращался к команде. И все же он считал, что не преуспел в воспитании Джо-младшего, который пережил отца всего на несколько месяцев.

Однажды он рассказал, как они с Фрэнком Синатрой — в лучшие дни их дружбы — обменивались родительским опытом. Оба они понимали, что их сыновья не выдержат бремени славы их отцов. И они были правы. Хуже того, оба мальчика носили те же имена, что и их знаментые родители.

— Мы довольно часто обсуждали сыновей с Фрэнком, — признался однажды вечером Джо. — Нашим детям пришлось очень трудно из-за нашей славы.

На почве любви к детям они во многом и сошлись. В конце концов, Джо и Фрэнк были очень заботливыми отцами. Их привязанность к сыновьям трудно переоценить. Даже когда они перестали разговаривать друг с другом, эта черта все еще объединяла их. У меня сложилось впечатление, что и Фрэнк, и Джо понимали, что недостаточно сделали для сыновей. О сыне Джо всегда говорил с горечью и болью, тяжело переживая свою неудачу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В другой раз мы ужинали в кафе «Три парня». Джо доел фасолевый суп, кивнул в ответ на мою реплику и тщательно вытер рот салфеткой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Расскажу тебе забавную историю, — начал Джо. — Когда в пятидесятые я начал встречаться с Мэрилин, это многим не понравилось, а когда мы поженились, проблем стало еще больше. Почти все вокруг были недовольны.

— Сейчас такое даже представить трудно.

— Однажды мне позвонили от архиепископа Фултона Шина и сказали, что он хочет со мной встретиться. Конечно же, первое, о чем я подумал, было: «Какого черта он от меня хочет?» Конечно, я добрый католик, пусть и разведенный, и поэтому я решил, что католик должен нанести визит вежливости.

Американский архиепископ Фултон Шин был первым телепроповедником. Этот харизматичный отец церкви вел популярную телепередачу «Life Is Worth Living» («Жизнь стоит того, чтобы жить») — предтеча более известной программы достопочтенного Роберта Шуллера «Час власти». Архиепископ Шин рассказывал о католическом вероучении посредством только зарождавшегося телевидения. В церковных кругах он был очень популярен, его влияние было чрезвычайно велико.

Когда Джо позвонили из офиса архиепископа, он был не в НьюЙорке, но посчитал приглашение достаточно важным, чтобы вылететь на встречу.

Его превосходительство встретил Джо в окружении всей своей свиты, в то время как он рассчитывал на приватную аудиенцию. Джо сразу понял, что это неспроста.

Шин предложил Джо сесть, и после краткого обмена любезностями архиепископ превратился в проповедника. Он прочел Джо пространную лекцию о важности его образа и об огромном влиянии Джо на молодых католиков.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джо пересказал мне их разговор.

— Мистер Ди Маджо, понимаете, мы очень обеспокоены вашими отношениями с Мэрилин Монро. Вам не следовало на ней жениться.

Джо был поражен и в первую очередь подумал: что это за «мы» такие? Мы, папа римский? Мы, Североамериканская коллегия кардиналов и епископов? Мы, епархия или архиепархия Нью-Йорка?

По словам Джо, он сначала покраснел, а потом побагровел. Он решительно выпрямился на стуле. Но архиепископ Шин не закончил:

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

— Это не та женщина, которая может привить молодежи моральные качества.

Но с Джо было достаточно.

— А теперь послушайте, архиепископ Шин, — твердо сказал он. — Никто не может указывать мне, кого любить и на ком жениться. А теперь я считаю встречу законченной.

И Джо вскочил и пулей вылетел из резиденции архиепископа, лишенного дара речи — возможно, впервые в жизни.

— Вот это да! А чего он хотел — чтобы вы аннулировали брак? — спросил я, пораженный поступком архиепископа.

Джо пожал плечами. Мы посмеялись тому, как Джо не стал слушать бред святого отца и вызвал у него оторопь.

Думаю, что Джо решился рассказать мне о своем браке с Мэрилин Монро, потому что я никогда не упоминал ее и всегда стремился избегать данной темы. Постепенно он рассказал мне историю любви Мэрилин и Ди Маджо. Порой он даже шокировал меня своей прямотой, рассказывая об их бурных взаимоотношениях.

Загрузка статьи...