РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Книжная полка: 25 книг мая

Первый концерт в истории Северной Кореи, жизнь в Первую и Вторую мировые войны, США в угаре 1960-х и история мемов — Максим Мамлыга выбрал главные книжные новинки последнего месяца весны.
Книжная полка: 25 книг мая

Флориан Иллиес, «Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства, 1929–1939»

Перевод: Виталий Серов

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ad Marginem

Флориан Иллиес — германский историк и искусствовед, автор бестселлера «1913. Лето целого века», в котором он сформулировал уникальный метод работы: пользуясь архивными данными, дневниковыми записями, воспоминаниями, мемуарами и интервью, писатель реконструирует жизнь своих героев, но не как ученый-документалист, а как рассказчик. Иллиес выбирает исторический период, когда вот-вот неизбежно наступит катастрофа: в «Лете целого века» это была приближающаяся Первая мировая война, а в новой книге — преддверие гитлеровской диктатуры в Германии и Второй мировой. Перед нами замечательное трогательное, интеллектуальное, душеспасительное чтение, которое действительно необходимо в темные времена.

Рэй Монк, «Роберт Оппенгеймер. Жизнь в центре»

Перевод: А. Васильева, под научной редакцией А. Снигирова

Издательский дом «Дело»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джулиус Роберт Оппенгеймер — удивительная фигура в американской истории. Молодой ученый, выходец из еврейской семьи в Нью-Йорке, интеллектуал, физик-теоретик, он в возрасте 38 лет присоединяется к Манхэттенскому проекту и скоро становится его руководителем. Во многом именно благодаря его невероятным знаниям, организационным способностям и тщеславию ядерная бомба прошла путь от теоретической возможности до реального и грозного оружия так быстро — не зря Оппенгеймера называют «отцом атомной бомбы». Однако вскоре, во времена маккартизма, он подвергся гонениям (обвинялся в недопустимых связях с коммунистами), а во время холодной войны он возвышал свое слово в защиту мира. Биография профессора Монка — идеальная книга для того, чтобы попытаться понять этого глубокого, неординарного, противоречивого человека. Что прекрасно, это не просто «история жизни и творчества», но в первую очередь история идей и столкновения интеллектуальных течений. 

Дэниел Мейсон, «Зимний солдат»

Перевод: Александра Борисенко и Виктор Сонькин

Phantom Press

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Главный герой Люциуш Кшелевский родился в польской дворянской семье. Вокруг — душная и прекрасная Вена рубежа веков, где никто еще не знает о грядущей катастрофе, но наш герой как будто предчувствует это — и решает стать врачом. Он прерывает обучение, чтобы помогать больным и раненым в больницах, но его, вчерашнего студента, отправляют во всеми забытую церквушку в Карпатских горах, служащую временным госпиталем, где он единственный медицинский работник, не считая монахини, выполняющей обязанности медсестры. Перед нами роман о человеческой стойкости, кульбитах истории и настоящем гуманизме. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Татьяна Орлова, «За закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановить»

Издательская программа «Есть смысл»

В последние годы в России набирала обороты общественная дискуссия о проблемах домашнего насилия и способах его снижения. Сейчас, несмотря на то что о законе о противодействии домашнему насилию никто не вспоминает, эта проблема не утратила своей актуальности: тысячи и тысячи людей находятся в затруднительном, униженном положении. Татьяна Орлова, соучредительница центра психологической помощи «НеТерпи: психологи за отношения без насилия», на основе реальных кейсов рассказывает о социальных и психологических причинах возникновения домашнего насилия с упором на российский опыт и о том, как должна выглядеть система помощи пострадавшим. А также — об инструментах самопомощи, практических шагах, которые помогут справиться с ситуацией либо облегчить выход из нее. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сергей Беляков, «Парижские мальчики в сталинской Москве»

«Редакция Елены Шубиной»

В «Мальчиках», уже вошедших в длинный список премии «Большая книга», Сергей Беляков сосредотачивается на судьбах двух друзей: Сергея Эфрона и Дмитрия Сеземана. Эфрон известен чуть больше: это сын Марины Цветаевой — Мур, родившийся в Чехии, выросший в Париже и оказавшийся в советской России вместе с семьей, когда они вернулись из эмиграции. Мы знаем эту историю до деталей и то, что Беляков интересуется не только им, но и его другом с похожей судьбой — очень умный и нестандартный ход. Два молодых человека, никогда не видевших Россию, только слышавших о ней, судят о стране, опираясь на свою воображаемую Россию и на парижскую жизнь. Так, они слишком поздно замечают, что оказались в аду и обречены на большие беды. Перед нами документальное повествование, в котором судьбы конкретных людей сплетаются с большой историей, социальной историей и историей культуры. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Балинт Мадьяр, Балинт Мадлович, «Посткоммунистические режимы»

«Новое литературное обозрение»

После исчезновения Восточного блока на карте появилось множество стран с режимами, которые сами по себе трудно укладываются в привычную классификацию: демократический, авторитарный, тоталитарный. Эта монументальная книга двух венгерских ученых внимательно рассматривает страны Центральной и Восточной Европы и Китая, пытаясь описать, охарактеризовать и ранжировать их политические системы, чтобы понять, что же произошло, происходит и какое будущее их может ждать. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

София Синицкая, «Хроника Горбатого»

«Лимбус Пресс»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Новая книга Софии Синицкой, финалистки «Национального бестселлера», «Ясной Поляны» и «Большой книги», постоянного автора Правила жизни. Теперь Синицкая обратилась к судьбе Выборга — романтического старинного города, в разное время находившегося под властью Швеции, Финляндии, России. Ее герои живут, сражаются, дружат и любят — и вмести с ними мы видим трагическую историю этих мест от истоков до почти наших дней. Это, как и всегда у Синицкой, необычная по форме и замечательная по языку сага, до краев наполненная деталями финского быта, гением места и волшебством – и, кажется, перед нами та самая книга о Выборге, которую мы так давно ждали. 

Александра Коллонтай, «Хочу быть свободной»

V-A-C 

Александра Коллонтай родилась в очень состоятельной дворянской семье, рано прониклась идеалами революции, подружилась с кругом крайне левых политиков, навлекла на себя подозрения полиции, эмигрировала и вернулась, когда разразилась революция, стала первой женщиной-министром в истории России. Несмотря на противоречивую, очень насыщенную биографию, включающую в том числе значительные дипломатические успехи, Коллонтай запомнилась широким народным массам именно усилиями, направленными на сексуальное просвещение и освобождение женщин от быта. В этой книге собраны тексты, не только позволяющие понять истоки теории «стакана воды», но и посвященные всем возможным граням «женского вопроса» в революционной России. Сейчас тексты Коллонтай читаются как пронзительные и не утратившие актуальности и показывающие, что феминистские идеи на этой земле имеют гораздо более глубокие корни, чем можно услышать в досужих разговорах. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Фридрих Горенштейн, «Дрезденские страсти»

«Книжники»

Горенштейн — удивительный писатель: его книги «Попутчики» и «Зима 53-го года», сценарии к «Солярису» и «Рабе любви» — неочевидный для многих, но важнейший вклад в российскую культуру. «Дрезденские страсти» — повесть на грани прозы и документалистики, где действие разворачивается вокруг Первого международного «антисемитского» конгресса в 1882 году. Перед нами остроумная книга, исследующая истоки и природу антисемитизма, — Горенштейн намеренно уводит этот разговор во вторую половину XIX века, когда несколько европейских интеллектуалов начали подбирать ему «научную» основу. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джоан Дидион, «Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме»

Перевод: Елена Смотрова

NoKidding Press

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джоан Дидион — великая американская писательница, одна из основоположниц «новой журналистики» наряду с Томом Вулфом, Труменом Капоте, Хантером Томпсоном. Дидион стали переводить на русский язык сравнительно недавно — в переводе сейчас доступны «Синие ночи» и «Год магического мышления», в которых писательница переживает боль утраты после смерти дочери и мужа, также ранее был единожды издан роман «Демократия». Сборник «Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме» восстанавливает эту вопиющую недостаточность и знакомит нас с эссеистикой Дидион — теми текстами, благодаря которым она стала популярна сначала в Америке, а затем и во всем мире. Перед нами панорама США конца 1960-х — сотрясаемая финансовым кризисом и войной во Вьетнаме, где ломаются традиции и изобретается новейшая техника, где принимают наркотики и пытаются веселиться до тех пор, пока это не разрушит жизни. 

Александра Шевченко, «Стационар»

«БумКнига»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Комикс, основанный на личном опыте автора: после попытки суицида она проходила лечение в психоневрологическом стационаре. Перед нами галерея портретов людей, оказавшихся там по самым разным причинам, с самыми разными ментальными особенностями и болезнями, — но таких же людей, как мы с вами. Это остросоциальный комикс, поднимающий вопросы социального отчуждения, отношения общества к тем, кому нужна психологическая помощь (а также особенностей и структуры такой помощи), а еще — незавуалированный призыв к гуманному отношению людей друг к другу. Книга особенно важна для дискуссии, развернувшейся в последние годы вокруг оказания психологической, психотерапевтической и психиатрической помощи, именно потому, что это синтетическое произведение на грани текста и картинки — и то, что не может выразить язык букв, выражает графика.

Мартин Тровик, Жан «Валнуар» Симулен, «Дни освобождения. Laibach и Северная Корея»

Перевод: Мария Тренихина

Individuum

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тровик — норвежский писатель, художник, режиссер, обожаемый за то, что всегда находит место эксцентрике. Эта книга рассказывает удивительную историю: Тровику удалось организовать настоящий рок-концерт — первый в истории! — группы Laibach в самой закрытой стране мира, тоталитарной Северной Корее. Весь путь — замысел, сбор команды, переписка с северокорейскими цензорами и чиновниками, сами гастроли и то, что было после, — на этих страницах. Эта восхитительная авантюра описана остроумно, ярко, сопряжена с размышлениями об искусстве и политике и обыграна художником Жаном Валнуаром, оформлявшим обложки для блэк-металлических альбомов. Все-таки даже в самом мрачном государстве можно найти место для приключений и юмора, пусть и очень черного. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Томас Пинчон, «Радуга тяготения»

Перевод: Анастасия Грызунова, Максим Немцов

«Азбука-Аттикус»

Это долгожданное переиздание шедевра современной американской литературы. Пинчон — икона для интеллектуалов, прославившийся буквально после первых своих романов, а затем, подобно Сэлинджеру, ставший затворником. «Радуга тяготения» — его главный постмодернистский текст, сюжет которого крутится вокруг американского солдата, ищущего в послевоенной Германии секретную, очень опасную ракету. Пинчон начиняет текст теоретическим винегретом из математических, эзотерических, научных идей, доводя повествование до гротеска. Эта книга из тех, что требует постоянного напряжения мысли, дает изощренное интеллектуальное удовольствие, которая переиздана именно тогда, когда нужно: то, о чем сказал Пинчон, невероятно актуально сейчас. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сьюзан Линди, «Разум в тумане войны»

Перевод: Наталья Колпакова

«Альпина Нон-Фикшн»

За несколько последних столетий вооружения многократно усложнились и стали смертоноснее, чем когда-либо. Не странно ли, что все это не только дело рук человеческих, но и результат работы человеческого разума? Сьюзан Линди делает следующий шаг и задается вопросом: как быть, когда сам человеческий разум становится полем сражения? И, что не менее интересно, какие это влечет последствия: экономические, политические, социальные? Перед нами книга, которая ставит очень правильные и своевременные вопросы и предлагает некоторые небезынтересные ответы. 

Мег Вулицер, «Жена»

Перевод: Ю. Змеева

LiveBook

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Перед нами очередной роман Мег Вулицер, написавшей «Исключительных» и «Женские убеждения». Главная героиня замужем за писателем — значительным, успешным, популярным, лауреатом премий. Для многих этого было бы достаточно, но не для нее: она сама имеет литературные способности и быть тенью мужа — не для нее. Это история не только про очень сложный брак, но прежде всего о женщине, которая хочет вырваться из не устраивавших ее обстоятельств — и делает это не самым очевидным образом. 

Александра Эндрюс, «Кто такая Мод Диксон?»

Перевод: Наталья Лихачева

«Синдбад» 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Молодая девушка, мечтающая о карьере большой писательницы, ищет дорогу в большую литературу — и находит. Она становится ассистенткой очень популярной но таинственной писательницы, которая творит под псевдонимом и скрывается от публики. Наша героиня считает это за честь. Они отправляются в рабочую поездку в Марокко, и случается страшное — писательница исчезает после автокатастрофы. Героиня в ужасе и, внезапно для себя, занимает ее место — ведь ее начальницу никто не видел. Хороший авантюрно-детективно-книжный роман.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Иби Зобои, «Гордость»

Перевод: Александра Глебовская

Popcorn Books

Дело происходит в Нью-Йорке, в афроамериканском районе Бушвике. Главная героиня Зури Бенитес считает себя местной аристократией, ее мечта — выучиться в университете и просветить родные места, чтобы их жителям легче жилось. В один прекрасный день в дом напротив въезжает семья, богатая, другого этнического состава — и это напрягает Зури. А когда ее сестра влюбляется в одного из братьев-ровесников из того самого дома, это уже переходит все границы. Перед нами трогательный young-adult о любви, идентичности и жизни в одном из самых знаменитых пригородов Нью-Йорка. 

Иван Кузнецов, «Мемы. Научный взгляд на феномен поп-культуры, захвативший мир»

«Бомбора»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За последние годы мемы стали частью нашей повседневности — социальные сети без них, кажется непредставимы. Однако этот феномен еще совсем не исследован. Почему нам смешно? Как они работают? Почему одна картинка с надписью становится мемом, а другая нет? Кузнецов утверждает, что мемы появились задолго до интернета, рассказывает об их истории и развитии, об их использовании в наше время — в экономике, политике, индустрии развлечений. Конечно, эту книгу нельзя назвать исчерпывающей, однако приятно, что мы видим первые размышления на этот счет. 

Виктор Кривулин, «Ангел войны»

Издательство Ивана Лимбаха

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Виктор Кривулин — звезда ленинградского андерграунда, поэт, распространявший свои стихи в самиздате и тамиздате. Он родился во время Второй мировой — и война стала важнейшей темой его стихов. Кривулин не принимал официальных трактовок, это было его личное дело, он самостоятельно искал язык для разговора о войне, отважно ставил перед собой самые страшные вопросы и искал ответы на них. Эта небольшая книга составлена Ольгой Кушлиной, послесловие, ее же, написано вместе с Михаилом Шейнкером. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дина Верни, «История моей жизни, рассказанная Алену Жоберу»

Garage

В истории искусства всегда есть фигуры движущие и значимые, однако неизвестные широкой публике. Дина Верни как раз такой случай. Она родилась в Кишиневе, девочкой оказалась в межвоенном Париже, общалась с французской богемой и русской эмигрантской интеллигенцией. Стала натурщицей художника и скульптора Аристида Майоля, который был намного старше ее, его авторитет помог вытащить ее из тюрьмы во время Второй мировой войны, куда она попала за помощь беженцам. Уже после его смерти она, обладающая связями, опытом и знаниями, открывает собственную галерею, в которой после поездки в Советский Союз выставляет молодых и еще совсем никому не известных на Западе художников: Кабакова, Булатова, Янкилевского. Это невероятная биография, ошеломительная история женщины, без которой судьба неофициального искусства была бы совсем другой. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ёко Огава, «Любимое уравнение профессора»

Перевод: Дмитрий Коваленин

Polyandria NoAge

Перед нами книга титулованной японской писательницы Ёко Огавы в переводе «отца Мураками на русском» Дмитрия Коваленина (его эссе об Огаве ранее публиковал Правила жизни). Попав в автомобильную аварию, главный герой — математик, которого зовут Профессором, — частично теряет память: он не может запомнить, что ел на завтрак, но легко решает математические задачи. В какой-то момент он начинает преподавать математику сыну своей домработницы — и так завязывается крепкая дружба на троих, которая навсегда их изменит. Прекрасная история о роли памяти в нашей жизни, основанная на реальных событиях.

Зигфрид Унзельд, «Писатель и его издатель»

Перевод: Александр Филиппов-Чехов, Егор Зайцев, Юлия Полещук

Libra

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Унзельд — легенда германского книгоиздания, добрый дух Франкфуртской книжной ярмарки, умер в 2002 году. «Писатель и его издатель» — заметки Унзельда о его работе в сложное послевоенное время: там и 1968 год, и печать плеяды антифашистских авторов, и судьбы книг на фоне различных кризисов, свидетелем и участником которых был Унзельд. И конечно, это о тех именах, которые для Унзельда были живыми людьми, коллегами, а для нас навсегда вписаны в историю литературы: Мартин Вальзер, Макс Фриш, Теодор Адорно, Герман Гессе. Эта книга — настоящий подарок и для любого, кто интересуется историей германской литературы, и для заядлого библиофила. 

Артемий Магун, «Демократия»

Европейский университет

Слово «демократия», кажется, уже немного затерлось — так часто его употребляют в самых разных контекстах, вкладывая в него тысячу разных значений. К тому же в России его использование осложняется политической обстановкой последних десятилетий. Эта книга — важное переиздание в серии Европейского университета «Азбука понятий», и Артемий Магун сначала возвращает нас к истокам этого понятия, а затем проводит по анфиладе современного его употребления с приведением актуальных кейсов. Так, это хорошая возможность познакомиться с серией и ответить для себя на важные вопросы о судьбах российского общества. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Жозе Летриа, Андре Летриа, «Война»

Перевод: Екатерина Хованович

«Самокат»

Эту книгу создали отец — писатель и журналист Жозе Летриа и сын – иллюстратор и художник Андре Летриа. Каждый из них — важная фигура для португальской культуры. В книге, переведенной на 12 языков и получившей множество наград (в том числе престижный приз Болонской книжной ярмарки), они рассказывают понятным для детей языком о том, что такое война, как выходит, что она случается, и что делает с людьми и обществом. Короткая, поэтичная, с очень точными иллюстрациями — это настоящее произведение португальского искусства. 

Вирджиния Вулф, «Штора нянюшки Лагтон»

«Подписные издания» 

Перевод: Шаши Мартынова

Вирджиния Вулф — классик не просто англоязычной, но мировой литературы, ее книги и эссе читают и изучают во всех странах мира. В России знают ее взрослые произведения, но досадным упущением оставалось, что ее детская книга не издана здесь. Когда Вулф работала над «Миссис Дэллоуэй», у нее гостила племянница. Чтобы ее развлечь, она сочинила короткую сказку о нянюшке и ее волшебных снах. Теперь ее можем прочесть и мы — в прекрасном переводе Шаши Мартыновой и с фантастическими иллюстрациями Ивана Сергеева. Это книга не только для ребенка, но и для взрослого, который сможет оценить, как талант великой писательницы преломился в этом жанре.

Загрузка статьи...