Справа налево: гид по японским комиксам манга

Продажи комиксов и манги продолжают расти год от года: по данным «Эксмо-АСТ», интерес читателей к «книжкам с картинками» за последние годы вырос с 1-2% — до стабильных 10% — и продолжает расти. При этом, пока западные издательства уходят с рынка, коллеги из Азии продлевают лицензии на мангу — японские комиксы. Каких-то пару десятков лет назад манга была увлечением гиков, а сегодня полки комикс-шопов пополняются именно японскими томами, причем даже в США, на родине комикса. Разбираемся, как манга появилась на свет, заработала свою славу и стала массовым жанром.
Справа налево: гид по японским комиксам манга
«Правила жизни»

В начале было слово

Термином «манга» принято обозначать комиксы из Японии, аналогично тому, как, например, франко-бельгийские комиксы для удобства называют BD. Слово «манга» образовано двумя иероглифами — 漫画: первый читается как «ман» и приблизительно переводится как «импровизированный», а второй — «га», означает «изображение».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Использовать термин начали уже в XVIII веке, хотя историки считают, что появилась она значительно раньше. Первые стилистически похожие работы в Японии датируются XII-XIII веками. Ключевыми художниками, чьи работы стали прототипами современной манги, сегодня считаются Масанобу Китао, Кацусика Хокусай и Аикава Минва. Два последних и вовсе выпустили сборники иллюстраций, буквально прозванные мангой.

Японская манга. История жанра
«Правила жизни»

И все же точкой отсчета принято считать работы Ракутэна Китадзавы — сегодня именно его называют первым карикатуристом Японии, который при этом начал использовать слово «манга» в его современном значении и даже называл себя мангакой. Стоит отметить, что первое время манга была инструментом критики правительства и политики — ни о каком широком распространении комиксов речь не шла, все чаще дело ограничивалось одиночными карикатурами. Зато уже в 1940-х манга стала отличным инструментом пропаганды в руках все того же правительства, которое в этом медиуме и критиковали: например, уместно будет вспомнить комедийную мангу «Норакуро» Суйхо Тагавы о псе, служащем в свирепом собачьем батальоне. Со временем «Норакуро» стал символом японского милитаризма.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Человек, который изменил все

Ситуация стала меняться с началом американской оккупации по окончании Второй мировой войны. Вместе с американцами в Японию попали и комиксы, которые оказали значительное влияние на индустрию. При этом оккупационная цензура запрещала привычные совсем недавно милитаристские и националистские настроения, так что издателям приходилось искать выход из ситуации и выбирать новые темы. На помощь и пришла манга, все чаще выступавшая инструментом эскапизма и, как следствие, обладавшая яркой образностью и выразительностью. В это время появился человек, который навсегда перевернул мир японских комиксов. Имя его — Осаму Тэдзука.

Вряд ли в сфере манги найдется более влиятельный человек, чем Тэдзука. С детства мангака полюбил анимацию Уолта Диснея и Макса Фляйшера, у которых позаимствовал большие глаза. Юноша начал публиковаться в 17 лет — с быстро набравшей популярность серии ёнкома (четырехпанельных юмористических стрипов) «Дневник Маа-тяна» о приключениях неунывающего мальчика в послевоенной Японии.

На Тэдзуку обратили внимание после выхода «Нового острова сокровищ» — вольной интерпретации романа Роберта Льюиса Стивенсона, в которой художник прибегнул ко множеству нетипичных приемов вроде изменения размера кадров, «кинематографичных» крупных планов и подчеркивания движения.

Японская манга. История жанра
«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Самое известное детище Тэдзуки — манга «Могучий атом», более известная на Западе как «Астробой». Мальчик-робот, помогающий людям, до сих пор считается крупной фигурой в поп-культуре и регулярно посещает различные форматы — от манги и аниме до полнометражных фильмов.

Что интересно, одной только мангой для мальчиков Тэдзука не ограничился и спустя пару лет после выхода «Могучего атома» начал работу над «Принцессой-рыцарем» — комиксом для девочек, также пользующимся огромной популярностью. Самое время рассказать о жанрах манги — точнее, о демографических особенностях метажанров,

Что с жанрами?

Исторически сложилось, что манга выходит в журналах, нацеленных на определенного читателя. У каждой демографической группы есть свое название, которое нередко путают с жанром. Стоит отметить, что группы не равны жанрам: да, у них есть свои условности и яркие черты, но они вовсе не означают конкретный список тем, которых придерживается манга. С легкостью можно встретить комиксы для мальчиков о готовке еды, истории для девочек о путешествии во времени и пространстве или мангу для взрослых мужчин о тихой жизни в глубинке.

Самой известной и популярной можно считать сёнэн (яп. 少年 — «мальчик, юноша») — мангу для мальчиков-подростков. Здесь обычно много приключений, сражений и противостояний, добро побеждает зло, а дружба ценится превыше всего. Среди популярных сёнэн-манг можно вспомнить, например, «Наруто», «Блич» и «Магическую битву».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Японская манга
«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для девочек-подростков выпускают сёдзё (яп. 少女 — «девушка»): местные истории все чаще сосредоточены на любви, отношениях и дружбе. Яркие примеры — «Нана», «Хоримия» и «Корзинка фруктов».

Есть манга и для взрослых, причем здесь деление тоже по половому признаку. Для молодых мужчин выходит сэйнен (яп. 青年 — «молодой человек») — истории здесь зачастую похожи на сёнэн, но выполнены с большим вниманием к деталям и нередко опираются на реализм. Известные примеры сэйнена — «Монстр», «Мастер муси» и «Берсерк».

Комиксы для женщин получили название дзёсэй (яп. 女性 — «женщина»). И вновь ситуация аналогична мужской половине: сюжеты похожи на таковые у сёдзё, но местная романтика все чаще идет без прикрас, а нередко и вовсе заканчивается трагично. Известные примеры дзёсэй-манги — «Дети на холме», «Яркая Тихая» и «Мед и клевер».

Японская манга. История жанра
«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

А вот манга для самых маленьких в Японии не делится по половому признаку и обозначается просто как кодомо (яп. 子供 — «ребенок»). Манга для детей часто не обладает глубоким сюжетом и старается привить базовые моральные принципы или чему-то научить. Неизменной популярностью пользуются, например, «Дораэмон», «Приключения Дигимонов» и «Загадочный Джокер».

Больше драмы

Рынок манги с 1950-х переживал бурный рост: новые журналы появлялись с большой скоростью, отдельные серии и авторы зарабатывали все большую популярность. При этом рынок оставался преимущественно детским: на тот момент о сэйнене и дзёсэй разговоров еще не велось. Революционером в этом смысле стал Ёсихиро Тацуми: в 1950-х он начал создавать гэкига (яп. 劇画 — «драматические картинки») — аналог западных графических романов. Гэкига отличалась более детализированной и реалистичной картинкой, сложными сюжетами и темами, которые не затрагивались в более «детской» манге.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Японская манга. История жанра
«Правила жизни»

Самая известная работа Тацуми — «Жизнь в картинках: Гэкига» — двухтомная автобиография, вышедшая в 2008 году. Художник рассказывает о собственном детстве в послевоенной Японии и становлении как автора. Впрочем, куда более известной гэкига-мангой считается «Одинокий волк и его ребенок» Кадзуо Коикэ и Госэки Кодзимы. Это историческая драма о ронине и его годовалом сыне, которые мстят за предательство клана Ягю, пытающегося захватить власть в стране.

Еще одним ярким примером гэкига можно считать «Акиру» Кацухиро Отомо. Это масштабное произведение в шести томах рассказывает запутанную историю, в которой органично переплетаются киберпанк, политическая и социальная драма, мистика и постапокалипсис. В центре событий находятся подростки Сётаро Канэда и Тэцуо Сима, которые оказываются по разные стороны баррикад в масштабном противостоянии, буквально меняющем ход истории. По мотивам «Акиры» автор снял одноименное аниме, сегодня считающееся одним из ключевых анимационных произведений в истории.

Женская сила

Разговор о манге будет неполным и без упоминания «Союза 24 года», но начать стоит немного издалека. Долгое время сёдзё-мангу писали исключительно мужчины, которые, за редким исключением, рассматривали сёдзё как ступеньку на пути к сёнэну. Первой женщиной-мангакой стала Матико Сатонака, дебютировавшая в 1964 году с ваншотом «Портрет Пии». Ей удалось пробиться в «мужскую» профессию и доказать, что женщины могут создавать сюжеты ничуть не хуже.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Все в тех же 1960-х еще одна женщина-мангака Ёсико Ниситани представила «Мэри Лу» — первую «настоящую» сёдзё-мангу. Впервые в японском комиксе для девочек появилась любовь современных подростков, которая с тех пор и остается основным трендом — до этого в сёдзё превалировали истории для детей, выстроенные аналогично сёнэну. Сегодня считается, что примерно в это время сёдзё-манга наконец получила собственное лицо и перестала дублировать сёнэн.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Японская манга. Гид по жанру
«Правила жизни»

«Союз 24 года» появился как своего рода ответ на зародившийся тренд. Этим термином обозначают «нашествие» женщин в мир манги в 1970-х. Название появилось благодаря тому, что многие из них родились в 24-й год эпохи Сёва, то есть в 1949-м. Что не менее важно, девушки не боялись экспериментировать и создавали истории в непривычных жанрах, а то и создавали собственные. Например, Кэйко Такэмия написала «Поэму ветра и деревьев», одну из первых работ в жанре сёнэн-ай, «юношеская любовь», в которой не стеснялась сложных тем вроде гомофобии и употребления наркотиков. На то, чтобы убедить издателя опубликовать мангу без купюр, Такэмии потребовалось девять лет.

Не лишним будет упомянуть и «Розу Версаля» Риёко Икэды — хотя бы потому, что мангака заложила основы современной эстетики сёдзё. «Роза Версаля» — псевдоисторическая манга, вольно следующая событиям до и во время Великой французской революции: главная героиня, благородная девушка с мужским именем Оскар, воспитывалась как мальчик и получила военное образование, благодаря чему попала в королевскую гвардию Версальского замка. На протяжении истории Оскар побывает по обе стороны баррикад и в целом проявит себя как истинная героиня.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Взросление жанра

В конце 1960-х окончательно оформился и сэйнен. Ярким примером раннего сэйнена, до сих пор пользующегося популярностью, считается «Люпен III» Манки Панча (настоящее имя — Кадзухико Като). Это серия о похождениях внука вора-джентльмена Арсена Люпена, который на заре своей карьеры имел вид менее благородный, чем сегодня. В ранних историях Люпен III представал как хитрый и расчетливый преступник, но со временем образ был пересмотрен в сторону более «семейного».

В сэйнене нет столь же ярких страниц истории, как появление «Союза 24 года», что вовсе не означает отсутствие интересных и необычных историй. Авторы манги для взрослых не стесняются жонглировать жанрами, благодаря чему здесь отлично соседствуют, например, «Дневник рыболова» Дзюзо Ямасаки и «Берсерк» Кэнтаро Миуры. Первый — ненавязчивая комедия о сараримене, который увлекается рыбалкой, в то время как второй сегодня считается одним из столпов темного фэнтези. А еще в сэйнене не стесняются пародий: известная манга «Ванпанчмен», высмеивающая супергеройские тропы, появилась именно как сэйнен.

Почему манга популярна?

Почему манга стала настолько популярной, однозначно сказать сложно. Но одна из основных причин — цена: манга традиционно выходит черно-белой и в меньшем формате, чем комиксы, что сильно снижает стоимость томов в сравнении с западными аналогами. Цена танкобона (сборника на шесть–десять глав манги) в России начинается примерно от 300 рублей, а аналогичные по объему сборники, например, от Marvel обойдутся минимум в 500 рублей.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Еще один важный фактор — самостоятельность историй: пока Marvel и DC щеголяют постоянными ребутами и чудовищно сложной нумерацией, в манге достаточно взять первый том, чтобы начать знакомство с историей. Здесь же будет уместно упомянуть и разнообразие жанров: в манге найти долгоиграющую серию, например, о прелести рыбалки не составляет никакого труда — помимо вышеупомянутого «Дневника рыболова», есть, например, «Рыбалка для школьниц после занятий» и «Рыбак Сампэй». При желании можно найти истории почти о чем угодно — от легендарных преступников и шпионов до хлебопеков и торговцев.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

О манге можно говорить, кажется, бесконечно: за годы существования здесь накопилось более чем достаточно историй, связанных как с произведениями, так и их авторами. Впрочем, охватывать все попросту незачем: начать проще с поверхностного взгляда, а уже после этого самостоятельно решать, куда углубляться, — на счастье, выбор более чем богатый.

Что читать?

Решить, с чего начать свое знакомство с мангой, не так уж просто, поэтому мы решили помочь разобраться в многообразии.

Если хочется экшена:

Японская манга. История жанра
«Правило жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Наруто» Масаси Кисимото — нестареющая классика, как раз получившая новое издание стараниями «Азбуки». Чарующий мир ниндзя, яркие схватки и интересные персонажи — все в одном флаконе. Что приятно, весь оригинальный «Наруто» уместился в российском издании в девять книг, а начиная с десятой пошли «Ураганные хроники»;

«Магическая битва» Гэгэ Акутами — более современный тайтл, уже метящий в разряд классики. Здесь привычные для сёнэна сражения с нечистью (в данном случае — с проклятиями) и крепкая дружба соседствуют с несколько менее типичными глубокими сомнениями в себе.

Любителям повседневности:

Японская манга. Гид по жанру
«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Путь домохозяина» Косукэ Оно — яркое и стильное произведение о бывшем якудза, который встал на путь исправления и теперь вместо расправ с врагами занимается готовкой и уборкой;

«Госпожа Кагуя: В любви как на войне. Любовная битва двух гениев» Аки Акасаки — громкий хит последних лет и отличный ромком, который можно рекомендовать даже тем, кто не любит ромкомы. Основная прелесть — в хитроумных ловушках, которые пытаются выстраивать герои, чтобы добиться признания друг друга.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для тех, кому нужен покой:

Японская манга. Гид по жанру
«Правила жизни»

«Девочки в последнем путешествии» Цукумидзу — меланхоличное путешествие двух девочек в погибшем мире. Несмотря на, казалось бы, мрачную донельзя задумку, история по большей части остается светлой и уютной;

«Дракорничная госпожи Кобаяси» Кул Кёсиндзи — тихая, спокойная и местами очень смешная история об офисной работнице, которая случайно приютила настоящую девушку-дракона. А та в качестве благодарности стала горничной.

Предпочитающим мрачное фэнтези:

Японская манга. Гид по жанру
«Правила жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Берсерк» Кэнтаро Миуры — классика жанра и одно из ключевых произведений для темного фэнтези. В центре повествования оказывается Черный Мечник Гатс, ведущий бесконечное сражение с демонами. Первые тома раскрывают истоки взаимной ненависти и во многом напоминают более реалистичные произведения;

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Атака титанов» Хадзимэ Исаямы — полная смертей и жестокости история о мире, в котором человечество скрывается за высокими стенами от чудовищных монстров-титанов, без разбора нападающих на людей. Со временем история раскрывается с новых сторон и обрастает все большим количеством деталей.

Тем, кто заинтересовался сёдзё:

Японская манга. Гид по жанру
«Правило жизни»

«Староста-горничная» Хиро Фудзивары — история о девушке, которая днем работает президентом школьного совета и отстаивает права девушек в учебном заведении, а по вечерам вынужденно работает официанткой в мэйд-кафе, где наряжается горничной. Без романтики, естественно, не обходится;

«Sailor Moon. Прекрасный воин» Наоко Такэути — известная многим выросшим на постсоветском пространстве история о группе девочек-волшебниц, сражающихся со злом, стартовала именно как манга. И сейчас с ней как никогда удобно знакомиться с учетом выхода русского издания.

Немного переосмысления:

Японская манга. История жанра
«Правило жизни»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Моб Психо 100» One — ревизионистская манга, высмеивающая сверхъестественное. Юноша с невыразительной внешностью, ставший главным героем истории, на деле является могущественным экстрасенсом, из-за чего регулярно попадает в переделки. Вот только мальчик пытается жить обычной жизнью и силы свои предпочитает скрывать, не видя в них ничего хорошего. Еще одна пародийная история от автора «Ванпанчмена», упоминавшегося в тексте;

«Человек-бензопила» Тацуки Фудзимото — здесь автор вывернул наизнанку правила сёнэна, поставив в центр внимания героя без особой цели в жизни, стремлений и друзей. Не самый приятный парень оказывается в не менее неприятном окружении, и, хотя он и вынужден сражаться с демонами, как подобает в жанре, прелесть манги кроется именно в том, как она обращается с тропами.