РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

10 отличных фильмов об эпидемиях: от Швеции до Японии, от 1950-х до наших дней

Какое кино об эпидемиях снимали в разных странах в разные эпохи? 10 заразительных примеров.
10 отличных фильмов об эпидемиях: от Швеции до Японии, от 1950-х до наших дней

В онлайн-кинотеатрах — ажиотажный спрос на «Заражение» Стивена Содерберга. Режиссеру удалось скрестить драйв фильма-катастрофы с педантичностью научного исследования. Эпидемия у Содерберга выглядит куда страшнее, чем в реальности, — миллионы погибших, мародерство, свалки на улицах. Но механику распространения вируса (грязный рынок в Китае — аэропорты — страны первого мира) и логику поведения властей (закрытие границ — добровольная самоизоляция — принудительный карантин — борьба с дезинформацией) Содерберг предсказал пугающе точно. Впрочем, есть подозрение, что «Заражение» вы уже посмотрели. Ниже — десять других отличных фильмов об эпидемиях, снятых в разные годы в разных странах. Из каждого можно сделать много интересных выводов. И как минимум один из них — тот, что в 2020 году жить под карантином не так уж и страшно.

Не занимайтесь самолечением! В наших статьях мы собираем последние научные данные и мнения авторитетных экспертов в области здоровья. Но помните: поставить диагноз и назначить лечение может только врач.

"Год чумы» (El año de la peste, Мексика, 1979)

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Удивительный фильм: место действия — Мексика XX века, но в основе — английский роман Даниеля Дефо (да, того самого автора «Робинзона Крузо»), написанный в XVIII веке. Причем Дефо стилизовал свой «Дневник чумного года» под хроники реальной эпидемии в Лондоне в 1665 году, и исследователи до сих пор спорят: придумал ли писатель что-то вроде мокьюментари или использовал настоящие дневники своей семьи. Фильм, впрочем, на роман не похож — над сценарием работал Габриэль Гарсиа Маркес (за годы до издания собственной «Любви во время холеры»), позаботившийся о том, чтобы текст из натурфилософского превратился в сентиментальный. Маленький городок пытается спасти врач, но его предупреждениям об эпидемии никто не верит. Смотреть в 2020 году фильм 1979 года о том, как власти скрывают информацию, довольно забавно. Но в свое время картина взволновала страну — и собрала все главные премии Киноакадемии Мексики.  


"Одесса» (Россия, 2019)

Мармот-фильм
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Советский Союз, 1970-е годы, дом-колодец в Одессе. Город на карантине — холера. Московский журналист (Евгений Цыганов) привозит к дедушке (Леонид Ярмольник) и бабушке (Ирина Розанова) внука, но настоящим ребенком, подростком и юношей, переживающим ярчайшее приключение жизни, в этой истории окажется он сам — немолодой, уставший, погасший мужчина. Эпидемия холеры, игривая близость смерти, давление одурманенных аномальной жарой родных и оставшаяся в Москве жена, превратившаяся из близкого человека в скрипучий голос в трубке, — достаточные для героя причины, чтобы утонуть в странной, отчаянной, запретной и, к сожалению, иллюзорной любви. Кажется, уже упомянутому Габриэлю Гарсии Маркесу фильм Валерия Тодоровского бы понравился: у «Одессы» и «Любви во время холеры» похожие гены. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

"Вирус» (Япония, 1980)

В этом японском фильме-катастрофе, как и в «Годзилле», источником беды по понятным причинам становятся американские военные и ученые. Вирус, убивающий почти все человечество, называется «итальянским гриппом» и путешествует по миру в экономклассе самолетов. А спрятаться от него можно лишь там, где свирепствуют минусовые температуры, так что немногие выжившие отправляются в Арктику и Антарктику. В борьбу за жалкие клочки земли (в финале — и вовсе айсберг) ввязываются СССР и США. А выживают только любовники. Японский «Вирус» — триллер, заставляющий фантазировать о геополитике за кулисами эпидемий. И радоваться, что на дворе не 1980 год. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


"Вирус» / «Грипп» (Южная Корея, 2013) 

CJ Entertainment
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В корейском фильме люди гибнут от птичьего гриппа. В отличие от реальности смертность от этой болезни в кино приближается к ста процентам, а промежуток от инфицирования до смерти составляет меньше двух дней. В «Вирусе» есть все, за что в последние годы так хвалят корейское кино: сверхэмоциональность и телесность; резко мутирующий в тотальный саспенс тонкий юмор; лихорадочные перепады жанров; переходы от болтовни к насилию без малейшего предупреждения. А еще здесь, как и во «Вторжении динозавра» Пона Чжуна Хо, люди встречают конец света за семейным ужином — и зритель чувствует запах и вкус их лапши.


"Эпидемия» (Дания, 1987)

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ранний фильм Ларса фон Триера, который часто описывают как выставку его художественных методов. Два приятеля-сценариста обнаруживают, что компьютерный вирус уничтожил сценарий их фильма, который хранился на дискете (да, в 1987 году существовали и дискеты, и вирусы). Но продюсеру нужно что-то показать, поэтому друзья начинают сочинять новую историю — эдакие «Записки юного врача» про современного доктора, отправившегося в глубинку спасать людей от эпидемии болезни, похожей на чуму. Пока друзья, самоизолировавшись в доме, лихорадочно пишут сценарий (впрочем, иногда они легкомысленно сбегают из-под творческого карантина ради ужинов с продюсером — совсем как вы), в реальном мире тоже начинает распространяться какой-то вирус. Разумеется, ни бюджет, ни законы «Догмы-95» (которые будут сформулированы через восемь лет — но фильм уже предвосхищает многие из них) не позволяют Ларсу фон Триеру сделать настоящий фильм-катастрофу. Да ему и не хочется — гораздо приятнее плутоватому творцу изобличить героя, который мнит себя врачом, но на деле сам распространяет болезнь. Легкомысленного спасителя — персонажа, которым легко стать во время настоящей эпидемии, — играет сам режиссер. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


"Слепота» (Бразилия, 2008)

20th Century Fox
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В фильме бразильца Фернанду Мейреллиша по роману португальца Жозе Сарамаго мир поражает «белая болезнь» — эпидемия слепоты. В больнице — которая быстро превращается в концлагерь — оказываются сотни инфицированных. Среди них доктор (Марк Руффало), его жена, которая сохранила зрение, но держит это в тайне (Джулианна Мур), одноглазый старик (Дэнни Гловер) и молодой харизматичный бармен (Гаэль Гарсиа Берналь). По мере того как люди теряют надежду, охрана и сотрудники забывают о дисциплине, а продукты заканчиваются, в больнице начинается хаос. Доктор верит в демократию, а бармен — в силу оружия. И в итоге несколько мужчин, захвативших оружие, начинают насиловать женщин, расплачиваясь с их мужьями едой. Шокирующий фильм в 2008 году открывал Каннский кинофестиваль, а в 2020-м служит напоминанием о том, что мы самые опасные животные на Земле. 


"93 дня» (Нигерия, 2016)

Native FilmWorks
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Еще один фильм с Дэнни Гловером — но на этот раз нигерийский и жизнеутверждающий: героям (это не спойлер, потому что в основе лежат реальные события 2014 года) удается быстро и эффективно купировать вирус Эбола. Нулевой пациент оказывается в больнице в Лагосе, и пока власти успешно отслеживают все его контакты за последние дни, врачи жертвуют собой, спасая вновь прибывших зараженных. «93 дня» — большой африканский фильм, старающийся подражать блокбастерам, но запечатленная в нем реальность все равно экзотична — так что скучно зрителю не будет. И это точно подходящее кино для тех, кто все еще пренебрегает правилом «оставаться дома ради врачей». Потому что не сопереживать тем, кто спасает жизни, после этого фильма уже невозможно. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


"Последний романтик планеты Земля» (Франция, 2009)

Wild Bunch Distribution

Для французских режиссеров Арно Ларьё и Жан-Мари Ларьё смертоносный вирус — вовсе не повод искать убежище и вакцину. Их герои, предвосхищая гибель, выпускают на волю чувства, которые в обычной жизни скрывали. Неказистый француз (Матье Альмарик) бежит от жены в Испанию ради красавицы, из-за которой когда-то лишился не только сердца, но и руки — ее натурально оттяпали после обморожения. Мир вымирает, в новостях что-то говорят о вирусе, но героям кажется, что они просто потеряли рассудок, а внешний мир подстраивается под их внутренние переживания. Но даже в этой истории о не приспособленных к жизни романтиках есть толковый совет. В какой-то момент героев занесет на вечеринку-маскарад в духе «С широко закрытыми глазами», где богачи будут праздновать свой последний день на земле перед спуском в убежище. Так вот, никто из них и не подумает о том, что у слуг тоже могут быть планы на бункер. Мораль: накануне конца света стоит заново присмотреться к тем, с кем взаимодействуешь каждый день. А то получится как в «Паразитах».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


"Последний человек на Земле» (США, 1964)

American International Pictures

Роман Ричарда Мэтесона «Я — легенда» был написан в пятидесятые, а экранизировался трижды: в шестидесятые, семидесятые и нулевые. Самая зрелищная версия — последняя, с Уиллом Смитом и немецкой овчаркой, но из нее искусно удален главный нерв книги. Без концовки, переворачивающей представления и о герое, и об эпидемии, история Мэтесона многое теряет. Так что лучше посмотреть самую первую и лояльную к писателю экранизацию. Опять же, фильмы-катастрофы середины XX века — настоящее киноманское удовольствие: поведение персонажей умиляет, а находчивость режиссеров, снимавших без компьютерной графики, восхищает. 


"Седьмая печать» (Швеция, 1957)

Svensk Filmindustri

И наконец, главный фильм о чуме не как о болезни, а как о фатуме, как о состоянии души, как о проводнике между жизнью и смертью, как о части религиозной картины мира. Рыцарь (Макс фон Сюдов) играет со Смертью в шахматы. Странствующие актеры едут на пир во время чумы. Вчерашние семинаристы становятся насильниками. Девушек сжигают на кострах. Жены изменяют мужьям. Ингмар Бергман в своих дневниках в период съемок писал, что гораздо больше, чем религия, в этой истории его беспокоит то, что «Смерть ищет контакта с людьми». И рядом с ней воспалятся пороки, но засияет и благородство. Лучшего фильма о чумных временах еще попросту не сняли. А недавняя смерть актера Макса фон Сюдова — причина наконец-то открыть для себя «Седьмую печать». Или, как на этот счет сказано в Библии, сломать седьмую печать. 


Загрузка статьи...