РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Зачем смотреть «Воспоминания» — фильм о том, как Хью Джекман возвращал людям память и влюбился до беспамятства

Пока мир уходит под воду из-за глобального потепления, частный детектив Ник Баннистер предлагает клиентам с головой нырнуть в своего рода омут памяти — изобретение, позволяющее вспомнить все, включая ощущения от прикосновений. По просьбе Esqiuire Даниил Леховицер посмотрел «Воспоминания» Лизы Джой и рассказывает, захотим ли мы забыть увиденное.
Зачем смотреть «Воспоминания» — фильм о том, как Хью Джекман возвращал людям память и влюбился до беспамятства
UPI

Есть одна процедура, напоминающая операцию по стиранию памяти, — называется «десенсибилизация и переработка движением глаз» (ДПДГ). Специалисты стимулируют зрительные каналы и, следовательно, доли мозга, отвечающие за память, — после чего отдельные воспоминания тускнеют и теряют свою аффективную эмоциональную окраску. Терапия считается завершенной, если пациент оценит воздействие на него того или иного воспоминания на один или ноль по десятибалльной шкале. 

Не занимайтесь самолечением! В наших статьях мы собираем последние научные данные и мнения авторитетных экспертов в области здоровья. Но помните: поставить диагноз и назначить лечение может только врач.


«Воспоминания» Лизы Джой, шоураннера «Мира Дикого Запада», автора с одними из самых закрученных таймлайнов и нелинейными нарративами в сценарном цеху, — как раз об обратном, о возвращении к памяти. Ник Баннистер (Хью Джекман) помещает людей в специальный наполненный водой аппарат, делает им седативную инъекцию, после чего подключает к голове сеть электродов, стимулирующих мозг воспроизводить самые счастливые воспоминания. Тина памяти устроена так, что ее обладатель может найти отдельные, наиболее важные для него лоскутки, но мозг хитрее — он помнит и фиксирует все, даже то, что сам человек не заметил. Поэтому нейромашина Баннистера способна вернуть его клиентов в прошлое натурально: они могут не только видеть, но и чувствовать, ощущать прикосновения, звуки, запахи. Баннистер — торговец ностальгией, заклинатель призраков, проводник в огромную, неохватную страну, которая с каждой секундой становится все больше, — в прошлое. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
UPI


Он — очень нужный человек, ведь мир вокруг изменился: уровень воды вырос, города превратились в нечто среднее между вьетнамской рыбацкой деревней и Венецией, гигантские плотины сдерживают приливы, а богачи живут выше всех над уровнем моря. Именно экологическая, социальная и политическая неуверенность в будущем подталкивает людей оглядываться в защищенное прошлое, поэтому бизнес Баннистера становится и аттракционом, и психотерапией (из теории: вспомним работы культурологов Марка Фишера и Франко Берарди, утверждавших, что чем больше мы не уверены в будущем, тем скорее придаемся ностальгии и делаем ее симптомом культуры). Вместе с тем способность главного героя копаться в памяти нужна и для менее приятных процедур — симуляции детектора лжи, мнемонических допросов, когда к памяти подозреваемых в преступлении можно подключиться, чтобы найти новые зацепки. 

Впрочем, вхожи к Баннистеру и просто рассеянные люди. Мэй (Ребекка Фергюсон) — классическая femme fatale, певица из бара в красном платье — теряет ключи и просит Баннистера помочь с поисками. Пропажа находится за минуту, Мэй благодарит и уходит, но уже забывает серьги (или же специально оставляет). Баннистер ищет девушку, чтобы вернуть украшения и —она же femme fatale — влюбляется. Дальше незабываемые счастливые месяцы — и загадочное исчезновение девушки.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Лиза Джой — помним ее любовь к нелинейному хронотопу и петляющему в разные стороны таймлайну в «Мире Дикого Запада», — как и ее муж Джонатан Нолан, известна многоярусностью сценарных конструкций. В «Реминисценции» зритель может только гадать, происходит ли сцена в реальном времени или в воспоминаниях Баннистера. Правильный ответ — 50 на 50. Обнаружив исчезновение Мэй, Ник проводит недели в своей машине, чтобы найти зацепки. Наводка появляется, но вовсе не в его воспоминаниях. Баннистера просят помочь в распутывании памяти мелкого наркоторговца, и в его воспоминаниях пятилетней давности Ник видит Мэй. Ее следы ведут в Новый Орлеан, оттуда — в Майами. После — постараемся держать язык за зубами — он обнаруживает, что возлюбленная не та, кем казалась, и замешана сразу в двух-трех преступлениях. Дальше — уже классическая для нуара воронка, в которую проваливается хороший мужчина, влюбленный в не очень хорошую женщину.

UPI


«Воспоминания» с намеренной ретрофутуристичностью и анахронизмами (ну где вы видели людей в платьях и костюмах 1960-х в аквамегаполисе будущего?) мерцают сразу между двумя эпохами. Фильм Джой может напомнить святые образчики нуара вроде «Китайского квартала» и «Бегущего по лезвию» одновременно, и это скорее выгодно. Округло, продуманно выглядит и сама идея ревизии памяти — не только с точки зрения культурных кодов и предсказания вполне вероятного витка технологий будущего, а именно как двигатель сюжета и, что ли, сценарная механика. Машина Баннистера напоминает именно игровые механики: например, в видеоиграх Remember Me и Cyberpunk 2077 игрок активно пользуется возможностью перемотки памяти, чтобы найти улики. Джой избирает схожую стратегию: ее же идея о машине памяти становится плацдармом для детективной канвы и структурных скачков (будет, понятно, множество флешбэков и флешфорвардов).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Наконец, наверняка ни одна рецензия на продукт Джой не обходится без кивка ее сценарному престидижитаторству. Вспомним хвалебную прессу на сериал «Мир Дикого Запада» (особенно на первый сезон), в которой одним из самых часто используемых слов было mindbender (выворачивание ума наизнанку). Оно вполне применимо и к фильму. Джой из сценария к сценарию манипулирует одним и тем же чувством — доверием. Доверием к тому, что протагонисты — положительные персонажи; доверием, что мы наблюдаем за действием в реальном времени; доверием, что режиссер — надежный рассказчик. «Воспоминания» пользуется нашей неосторожностью — и обманывает зрителя девять раз из десяти.

Загрузка статьи...