РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Unmatched по версии Кранаха: что стоит за картинами немецкого живописца?

По пятницам в рубрике #на_изящном автор телеграм-канала Art is New Sexy Мария Аборонова проводит ликбез по жизни и творчеству великих художников. Сегодня перенесемся в XVI век, чтобы узнать, на какие темы писал картины Лукас Кранах и кого таким образом высмеивал.
Unmatched по версии Кранаха: что стоит за картинами немецкого живописца?

Лукас Кранах Старший после 1520 года написал несколько десятков картин с необычным сюжетом: старые мужчины соблазняют молодых корыстных дам мешками денег, а сморщенные старухи развлекаются с нежными безусыми мальчиками. Так художник высмеивал неравные браки и — нельзя не заметить — поддерживал идеи гендерного равенства: «Я / мы / прогрессивное Северное Возрождение». 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Откуда взялся этот сюжет I don’t cook, I don’t clean, but let me show you how I got this ring? Мы не узнаем наверняка, но можем поразмышлять. 

Лирическое отступление — почему все женщины у Кранаха на одно лицо?

В 1526 году Кранах написал портрет четырнадцатилетней Сибиллы Клевской, старшей дочери герцога Клевского Иоганна II и Марии фон Юлих-Берг. 

Из писем ко двору известно, что художник был настолько поражен «умом юной принцессы» (ну да, ну да), что после, какую бы женщину ни писал, все равно получалась Сибилла. История умалчивает, были ли чувства платоническими, но вскоре после написания портрета в сентябре 1526 года Лукас сосватал Сибиллу за своего друга, наследника саксонского престола Иоганна-Фридриха Великодушного. Была ли это сублимация или же попытка скрыть, что он сам надкусил яблочко, неизвестно.

Вернемся к теме

По мнению католической церкви (а точнее, мужчин), на женщине лежит основная вина за первородный грех: мы всегда любили поесть, а Ева погубила целое человечество, вкусив запретный плод. Потом все подумали и решили, что Ева была, конечно, неправа, но Марию упрекнуть не в чем. Поэтому статус женщины повысился с расцветом культа Девы Марии (XII-XIII века) — «новой Евы», — искупившей грех прародительницы тем, что дала жизнь Христу. Счет сравнялся. Один — один: с одной стороны — яблоко, а с другой — Спаситель. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но этого все равно было недостаточно, католическая церковь активно лоббировал идею «женщина — зло». А общество в те годы считало злом саму католическую церковь. Хотя, общество — громко сказано, скорее разрастающийся на фоне развития товарно-денежных отношений средний класс, который поднял голову из нищеты и начал задавать неудобные вопросы. В первую очередь по поводу особого положения церкви и ее довольно материального взгляда на отношения между человеком и Богом. В результате 31 октября 1517 года произошло историческое событие: на двери Замковой церкви в Виттенберге Мартин Лютер (не Кинг, другой) вывесил «95 тезисов», в которых раскритиковал церковь, в особенности практику продажи индульгенций (эксклюзивное право римских пап отпускать грехи за деньги), и, главное, призвал считать единственным источником христианских истин не церковь и ее функционеров, a Библию. После этого он совершенно неожиданно был предан анафеме. Началась Реформация.

Кранах тоже был в Виттенберге и не мог пропустить такое веселье. Художник сдружился с Мартином и одним из первых принял его вероисповедание — лютеранство. До конца жизни Кранах оставался одним из самых близких ему людей, писал его портреты, иллюстрировал книги катехизиса, перевод Библии, выполнил ряд гравюр.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Так случилось, что помимо формирования нового религиозного движения Мартин Лютер еще и неплохо переосмыслил отношение к браку и положению женщины в нем. В то время браки были в основном экономическим институтом, в котором нет места любви. Мартин же, обращаясь к серьезному источнику — Библии, постановил, что брак был установлен Богом до грехопадения, поэтому сам по себе не является греховным. А в «Проповеди о супружеском состоянии» утверждал, что супруги составляют единую душу и плоть по причине сотворения Евы из ребра Адама, и доказывал, что любовь должна и может существовать только в супружестве. Огня поддала женитьба Мартина в 1525 году на бывшей монахине — Катарине фон Боре, которой он помог сбежать из монастыря. Лютер предложил ей выйти за своего знакомого (их с Кранахом, помимо прочего, видимо, объединяли логичные решения мотримониальных проблем), но она мечтала выйти замуж за самого Лютера.

На фоне идей Мартина Лютера потребность Кранаха в саркастическом высмеивании устоев традиционной церкви была непреодолима, и он отрывался как мог, выражая свое мнение основным доступным способом — картинами.

Загрузка статьи...