РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Солистка группы «Моя Мишель» Таня Ткачук — о консервативных слушателях, творческом пике и темной стороне филологии

Группа «Моя Мишель» — редкий для российской сцены пример неисписывающихся и трудолюбивых артистов. Они не просто не теряют форму, но набирают обороты и уверенно удерживают первые позиции стриминговых чартов. В прошлом году ребята взбудоражили публику клипом «Зима в сердце», выбрав для него ох какой непростой сюжет и сеттинг — любовная драма на фоне драг-шоу. В копилке недавних побед: совместный трек с фрешменом Dose «Пташка», все лето гнездившийся в наших плейлистах, трибьют группе «Тату» «Зачем я?» и свежий фит с ЛСП «Курточка», который, чувствуем, еще долго не даст вам покоя. Все это (и не только) можно будет услышать живьём 15 октября в клубе «1930». По просьбе «Правил жизни» Владимир Завьялов пообщался с солисткой группы «Моя Мишель» Таней Ткачук о том, как оставаться на коне больше десяти лет, об отношении к чужим и своим текстам, и, не поверите, о «Гарри Поттере».
Таня Ткачук
Таня Ткачук
Фото: Ник Сушкевич
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я тут наткнулся на твой старый пост в инстаграме (компания Meta, владеющая соцсетью, признана экстремистской и запрещена в России): ты написала, что впервые прочитала «Гарри Поттера» только два года назад. Как это вообще получилось?

Я была на темной филологической стороне и долго не хотела его читать — считала это чем-то попсовым. Но очень ошибалась. Книга оказалась хороша не только как захватывающая история, но и художественно — аллегориями, отсылками к куче классических произведений, старых сказок разных народов и даже к Библии. Это не ширпотреб.

А в чем заключается темная филологическая сторона?

В том, что ты ко всему придираешься: все анализируешь, не можешь песню нормально послушать — только через какое-то время доходит смысл текста и вайб. Не можешь сразу получить удовольствие.

В собственном творчестве так же работает?

Да, у меня довольно суровая цензура, иногда это зарезает песню. Может быть, время от времени стоило бы легче к этому относиться. Это то, к чему я стремлюсь в поп-музыке — к простоте, ясности, точности. Чтобы было понятно каждому. И сделало больно каждому. (Смеется.)

То есть ты хочешь задеть слушателя за живое?

Да, в этом смысле я как татуировщики. (Все смеются.) Выбрала профессию, которая причиняет боль!

Но в то же время эта боль помогает. Есть даже исследования о том, что грустная музыка дарит людям больше положительных эмоций, чем веселая. Как ты к этому относишься?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Прежде всего ты пытаешься решить какие-то свои проблемы через музыку: есть опция сходить к психологу, а есть опция написать песню. И я для начала разделываюсь со своей болью, но мне хочется верить, что через прослушивание человек тоже освобождается от своей. Как через крик: вышел в поле поорал — вроде стало полегче.

В твоих песнях так много сердечной боли и грусти. Из чего они собраны: больше из новых переживаний или, может, фантомных болей от прошлых переживаний?

И то и другое. Песни как лирические герои. В них есть часть тебя, есть часть наблюдений. Есть старая боль, есть новая. Это не значит, что все ненастоящее: моя задача — все это объединить.

И как, получается?

Не всегда. Иногда получается, как мне кажется. (Смеется.)

Ты говорила, что хочешь найти формулу простоты и при этом не скатиться в примитивность. Где грань между одним и другим?

Мне бы не хотелось негативно оценивать ничей труд, поэтому лучше приведу положительный пример: Ева Польна и большинство песен «Гостей из будущего». Они точные, пронзительные, образные, но филологически несложные.

Получается, ты суровый критик?

Не то чтобы: просто мне мало что нравится, если быть совсем честной. 

Если говорить о поп-музыке сейчас, мне нравится, как пишет Наташа Гришковец. Она автор нескольких песен для DJ Smash типа «Беги, дорогая, беги...» и, если не ошибаюсь, для новых Artik & Asti — CO2. Сразу видно, что у нее рифмы не в духе «тебя — меня». Мне это очень интересно. Я не знаю, насколько это усиливает или отрезает прежнюю аудиторию дуэта, но это правда тексты уже другого уровня.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Давай так: можешь назвать безоговорочный топ-3 сонграйтеров на русском?

Конечно! ЛСП, Хаски, Скриптонит — сразу почему-то не поп-музыка приходит в голову. Интересно: почему? (Смеется.) Если говорить о 1990-х, вот Павел Есенин писал для Hi-Fi и Шуры — очень крутые песни. Ева Польна. 

Таня Ткачук и Олег ЛСП
Таня Ткачук и Олег ЛСП
Фото: Ник Сушкевич
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Можешь объяснить вкратце, чем крут сонграйтинг Хаски, ЛСП и Скриптонита?

«Выйду ночью в поле с вином под огромной луной... Мы пойдем по полю втроем» (ЛСП — «Вспоминай». — Прим. ред.)...

Великая строчка!

Очень люблю эту песню тоже. Мне нравится и в ЛСП, и в Скриптоните, и в Хаски (это, получается, бывшая новая школа), что, в отличие от нынешнего рэпа, у них не только хвастливые панчи и биты. Это большие поэтические фигуры. Каждая по-своему маяк.

Например, ЛСП — интеллектуал. Вернее, балансирующий между интеллектуалом и простым парнем. Между цинизмом и ранимостью. Он меня очень сильно ранит своими текстами, конечно. Знаешь, есть строчка «в сердце бахнули стрелы» — это про ЛСП, хотя и не его строчка.

Как вы познакомились и записали совместную песню с ЛСП? Она очень крутая!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Спасибо, мне тоже очень нравится. С ЛСП в 2020 году познакомился сперва Паша Шевчук, мой соавтор и саундпродюсер. Тогда же я впервые для себя открыла творчество ЛСП — прикинь, какой я отсталый человек, вообще ужас! (Смеется.)

Они решили попробовать записать друг с другом несколько песен. Это переросло в запись альбома. Естественно, Олег начал часто появляться у нас на студии, мы стали пересекаться — и что-то слово за слово... Начали ходить вместе есть, Олег учил нас играть в карточки и открыл для меня Dose. Разболтались, подружились. Это не просто фит, не просто деловое знакомство. Олег стал частью нашей жизни, мы дружим.

А что за карточки?

Magic the Gathering (смеется) — большая любовь Олега. Меня, правда, хватило на пару раз, а пацаны еще играли. 

Ты говорила, что после «Зимы в сердце» у тебя что-то вроде «синдрома второго альбома». Его удалось преодолеть?

Это касалось видео, а не музыки. «Зима в сердце» стала нашей первой большой и успешной видеоработой, с большим количеством откликов — фанфиками, историями, предысториями, постисториями. Меня, кстати, удивило, что она так задела людей. Я очень боялась после этого снимать клипы. Настолько, что мы до сих пор ничего не сняли. У нас все еще нет клипа на «Пташку» (хотя она стала бóльшим хитом, чем «Зима в сердце») — из-за страха не найти сценарий, хотя бы близкий по уровню к «Зиме». Я перечитала двадцать сценариев, хороших, но меня ничего не задевало так, как с ней.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Когда я впервые прочитала «Зиму в сердце», сказала: господи, это надо снять! Пусть даже на последние деньги, даже если мне будет негде жить!

Ты довольна тем, что получилось?

Да, очень. Не рассчитывала на такой результат! Я бедную Нину (Гусеву. — «Правила жизни»), нашего режиссера, задолбала с этими отсылками к сказке «Снежная королева»: чтобы красные розы обязательно были, чтобы у Снежной королевы была корона, чтобы татуировки «Кай» и «Герда». Я хотела наполнить ее прекрасный сценарий отсылками, которые будут людей триггерить. 

youtube
Смотреть
Смотреть

Как бы ты сама себе ответила на вопрос, почему именно «Зима в сердце» стала настолько популярной — и песня, и клип?

Песня сама по себе работала: она такая, на разрыв души, — мне кажется, мы ее не испортили. А клип... Я до сих пор не понимаю, как это вышло: тема очень неоднозначная. То, что зрители увидели в этом прежде всего отношения между людьми, страх непринятия, страх открыться, изгойство, а не только фасад Drag Queens, — для меня неожиданность. Мы были готовы к огромной волне хейта.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но не столкнулись с ней?

Нет. По сравнению с количеством хороших отзывов — нет. Мне до сих пор в личку присылают истории своих расставаний. Клип настолько триггернул и тронул чувства людей — меня это удивило.

Как вы набрались смелости сделать такой клип, держа в уме, что он может вызвать хейт?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мы понимали, что это риск. И ни на что не рассчитывали. Думали, что клип недолго продержится в YouTube. Но в итоге 95% отклика — не просто смайлики или «вау», а истории, которые всколыхнулись в этом поле разбитых сердец.

Заметил, что последние песни — больше такой уход в поп. И ты сама говорила, что новый альбом будет с поп-звучанием. Это ответ на вызовы времени или больше персональное желание записать поп-альбом?

Мне всегда нравилась поп-музыка, и я хотела записать поп-альбом для «Моя Мишель», но при этом найти нужный баланс, чтобы это не был поп, знаешь, в плохом российском смысле. Делать действительно популярную музыку, но при этом не зашкварную по аранжировкам и текстам. Чтобы было интересно, образно и музыкально разнообразно. Ну и не уходить в примитивность, о которой мы уже говорили.

К слову о твоем внутреннем цензоре: он стал чаще проявлять себя, когда вы решили сделать поп-альбом?

Я сейчас стараюсь себя, наоборот, подотпустить. Никто не отменял божественное: многие мои ранние песни — «Дура» или «Химия» — писались не от головы. То же самое с песней «Пташка» — мне вообще первый куплет полностью приснился! У меня даже есть в диктофоне запись моего сонного голоса, которым я напеваю.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Надо ли это жестко цензить? Думаю, нет. В этом есть что-то бессознательное — и это хорошо, ценно. 

Многие артисты не любят свои первые хиты. Каково тебе сейчас исполнять на концертах песню «Дура», например?

Обожаю. Мне супер. Я понимаю, о чем ты спрашиваешь. У меня есть песни, за которые мне стыдно, но это не «Дура» и не «Химия». Они до сих пор топ в моем сердце: очень люблю и вижу, что народу они заходят, как и прежде.

Есть песни, которые мы уже давно убрали из плейлиста: где-то чересчур наивно, где-то чересчур сопливо, и петь их уже не хочется. Не буду говорить, какие это песни, но мы их больше не играем. 15 октября в клубе «1930» можно будет услышать и старые, и новые песни, и даже премьеру «Курточки».

Таня Ткачук и Олег ЛСП
Таня Ткачук и Олег ЛСП
Фото: Ник Сушкевич
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сталкиваешься ли ты с сожалением публики о том, что эти песни больше не исполняются?

Знаешь, с чем я сталкиваюсь (и другие артисты, кстати, тоже)? С обвинением, что ты не такой, как прежде. Твоя музыка не такая, как прежде. Подстригись как раньше. Оденься как раньше. Накрасься как раньше. Напиши песни как раньше. Почему-то это какая-то тенденция: люди обожают на это обращать внимание и говорят: «Ну, это не то, что было в 2015 году». В общем, консервативная часть публики постоянно требует: верните все как было!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мне кажется, это большая проблема для артистов c длинным и волнистым творческим путем. Уверен, что Тому Йорку пишут: «Хотим звук как на альбоме OK Computer!» Или Крису Мартину: «Мы хотим песни как The Scientist!»

Мне кажется, Coldplay тяжело упрекать в этом. (Смеется.) В том смысле, что Том Йорк ушел в совсем артовое творчество, и я понимаю, почему люди негодуют, а с Крисом Мартином другая история, он в обратную сторону пошел — и хитов у него стало с тех пор в несколько раз больше.

С другой стороны, и у вас сейчас пошли хиты — «Зима в сердце», «Пташка», «Курточку» тот же успех ждет, уверен. Думаю, у вас получится понаблюдать за старой публикой и новой публикой, которая наверняка привалила.

Надеюсь, мы пойдем по пути Coldplay. (Смеется.) Скажу честно: чем старше ты становишься, тем тяжелее писать искренне, от сердца, а не от головы. Поэтому я — фанатка Набокова: он стал большим и известным по всему миру уже после пятидесяти. Его ранние произведения мне нравятся меньше, чем последние.

И это скорее исключение. Обычно, когда ты молод, дерзок, безумен, когда тебе все кажется возможным, писать гораздо легче и продуктивнее. Когда ты взрослый, уже знаешь, что тебя ждет, у тебя есть опыт, а опыт — это рамки, а в рамках работать сложнее. Поэтому я всем музыкантам за тридцать очень респектую: делать искренние, большие песни не в юном возрасте — это почти чудо.

У тебя есть перед глазами классные примеры музыкантов, которые вышли на безусловный творческий пик после тридцати?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ну я. (Смеется.) Конечно, звучит нескромно, но «Главная сцена» случилась, когда мне было уже двадцать девять. Тот же Крис Мартин, если говорить о пике популярности... Шнур... Тяжелый вопрос оказался. (Смеется.)

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тогда задам другой: не ощущаешь ли ты, что переживаешь творческий пик сейчас?

Надеюсь, что он все-таки впереди. А сейчас, если честно, я вообще не поняла, что происходит. В июле, на десятом концерте, я осознала, что, кажется, количество внимания к нам изменилось.

Как ты к этому относишься?

Я бы сказала, что это закономерно, но, конечно, мы это не прогнозировали. Не могу сказать, что, написав «Пташку», подумала: «Ну все, больше могу ничего не делать». Я верю в каждую нашу песню, но по-прежнему не являюсь классным маркетологом, поэтому тут нет никакого расчета. Как я к этому отношусь? Хочется это продолжить и умножить.

То есть существует какая-то задача по умножению?

Масштабированию? В моей голове однозначно.

Условно говоря, вышла одна песня, она оказалась успешной — делаем следующую с расчетом на успех?

Повторюсь: не делаю ничего с расчетом, но с ожиданием успеха — конечно.

Ты призналась, что не являешься большим маркетологом по отношению к своей музыке. Как считаешь, в 2022 году музыканту необходимо быть успешным маркетологом?

Это один из возможных путей. Например, Моргенштерн — успешнейший маркетолог, успешный проект. 

Но не единственный же путь?

Конечно. Всегда остаются художники, которым везет или не везет. Если тебе не повезло, это не значит, что у тебя плохая музыка или ты неталантливый.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Многие говорят: если человек сильно талантлив и у него нет каких-то критических моментов в плане характера, то его музыка по-любому рано или поздно достучится до слушателя.

Не могу согласиться: часто талант и означает проблемы с характером или социальностью. Талант чаще всего вообще сложный, поэтому не все таланты пробиваются. С другой стороны, не будем забывать об элементе случайности — даже социофобу с тяжелым характером может повезти. 

Моя любимая ваша песня — «Ок», обожаю ее за сторителлинг. Она основана на реальных событиях?

Да. Моя одноклассница Ольга была самой красивой девочкой в классе, и все остальные девчонки реально страдали, что на них никто не смотрит. Это первый факт. Второе: мой одноклассник Антон влюбился в девочку и рассказывал, как специально шел впереди нее в школу и делал вид, что у него развязались шнурки, дожидался, когда она с ним сравняется, и шел рядом, провожая таким образом в школу. Третье: у нас был одноклассник, новенький, который проучился ровно один день, потому что родители забрали его и увезли — мы напоили его после первого же дня учебы. Не сломал ногу, но почти. Так что это реальные истории, собранные в одну.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Круто, что тебе удается вызывать у слушателя такие романтические школьные воспоминания.

Фото: Ник Сушкевич
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сколько тебе лет?

31.

Ну вот. А мелким она не зашла. Наверное, у них сейчас другие переживания. 

Даже обидно, что не зашла.

Ну, знаешь, сейчас все непредсказуемо. Возможно, завтра под нее снимут какой-то вирусный ролик — и она зайдет. Песня может выстрелить через два, три года. Или даже через тридцать, как у Кейт Буш (трек Running Up The Hill 1985 года завирусился в соцсетях из-за четвертого сезона «Очень странных дел». — «Правила жизни»).

Мне еще нравится песня «На билет». Она тоже основана на реальных событиях?

Да, она про мой город Благовещенск. Как мне было там тоскливо, как я оттуда уехала — и ты тоже можешь уехать из своего города, ничего страшного, не бойся. Такой посыл в этой песне.

Ты сейчас с кем-то оттуда поддерживаешь связь?

Конечно, у меня там родители, родственники, друзья. У меня там крестники живут, племянники.

С какими чувствами ты возвращаешься туда?

Я возвращаюсь к людям, а не к месту. Хотя... Недавно зашла за свой дом, увидела качели, на которых качалась в детстве, — и мне стало так грустно, я поняла, что такое ностальгия. Такие сентиментальные чувства!

Но привязки к месту у меня все-таки нет. Сейчас я стараюсь туда летать в период новогодних каникул и к маме на день рождения.

Концерты в Благовещенске для тебя особенные?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Думаю, что да. (Смеется.) У меня очень двоякие чувства по отношению к ним. С одной стороны, я в Благовещенске так и не стала признанным музыкантом — меня хейтили, сравнивали с кем попало и не любили. И ты такой думаешь: ну, чо, теперь-то вы пришли на мой концерт! С другой стороны, эти чувства очень волнительные — приходят твой директор школы, классный руководитель, весь твой класс, все твои родственники. Люди, которых ты знаешь, любишь, их много, они на тебя смотрят.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Короче, с одной стороны, это приятное волнение, больше, чем обычно. С другой стороны, во мне играет подросток: ну, чо, съели?

Было такое, когда вполне конкретные люди, которые не любили тебя и твою музыку, переобулись сразу же после твоего успеха и пришли на концерт с добрыми словами?

Дело в том, что я перестала за ними следить. Когда-то мне было важно, что обо мне скажут эти люди. Потом я перестала думать такими категориями.

Но вот, кстати, когда вышла «Дура», мне написали все. Просто все. Люди, с которыми мы были в ссоре, с кем не в ссоре, мои бывшие, люди, которые должны мне денег, с которыми мы не общались лет десять. 

А деньги-то отдали?

(Смеется.) Нет!

Можем к ним сейчас обратиться и попросить вернуть!

Да не-е-ет. Ребята, я вам все прощаю! Пусть они вам пригодятся больше, чем мне были нужны в тот момент.

Ты часто прощаешь что-то людям?

У меня такой характер — могу очень многое прощать, мое терпение может длиться годами, но до определенного момента — после больше не общаюсь с этими людьми. То есть они перестают существовать в моей жизни. Было такое, что я с сестрой не общалась полтора года.

Но потом вы помирились?

Думаю, только потому, что мы родственники и мама попросила. Есть друзья, с которыми я не общаюсь до сих пор, и бывшие, которых не существует для меня. Просто их нет. Понимаю, что это не лучшая черта: наверное, нужно прощать и отпускать любые ситуации, но я так и не научилась. В общем, никакой хари-кришны.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Таня Ткачук
Таня Ткачук
Фото: Ник Сушкевич
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Жалеешь ли ты о чем-то?

Пока нет. Потому что никто из них не умер. (Все смеются.)

Ваш первый альбом «Химия», который познакомил массового слушателя с «Моей Мишель», вышел семь лет назад. Как вообще изменилась музыка в России за это время, на твой взгляд?

Мне кажется, стало меньше ярких личностей. Думаю, что музыка ускорилась. Срок ее жизни стал короче: не потому, что песни стали хуже, а потому, что «все проехали, давайте новое». Если еще в 2010-х рэп я бы могла назвать главной музыкой в России, то сейчас даже не знаю, что ею назвать. Короткие песенки из тиктока? Не знаю.

Но точно не рэп. Он изменился, стал похож друг на друга, как и все остальное. 

С точки зрения индустрии мне нравится, что больше не нужны посредники. Если в 2015 году требовался лейбл, печатать диски, развозить их на радио, договариваться, продавать, то теперь все решает стриминг. Сейчас он, к сожалению, уменьшился на несколько площадок, но это не значит, что люди стали меньше слушать музыку.

Мне нравится, что больше не нужен продюсер: мы сами можем общаться с радио и теликом. Самое главное — со слушателем: он может написать мне в соцсетях, я ему могу ответить.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В остальном есть ощущение некоторого кризиса, если честно. Во всех направлениях музыки. Будто музыка топчется на месте. Наверное, такое всегда бывает перед прорывами и новой волной. 

Когда сложнее начинать: в первой половине 2010-х или сейчас?

Понимаешь, если у тебя нет песен, то и тебя нет. Все равно должны быть песни, которые уйдут в народ — неважно, через телик, радио или интернет. Просто сейчас появился еще один путь — тикток, поэтому стало, думаю, легче. Но эту быструю популярность и сложнее удержать. 

Кем ты себя видишь через десять лет?

Наверное, я буду все еще заниматься музыкой. Не знаю, буду ли выступать, но писать песни — точно.

Загрузка статьи...