РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Синтия Никсон — о новой Миранде, новом «Сексе в большом городе» и старой дружбе

Сериал HBO «И просто так», финальный эпизод которого можно посмотреть на «Амедиатеке», поделил фанатов «Секса в большом городе» на два лагеря: одни рады возвращению героинь, другие не верят в новую жизнь старых подруг. Актриса Синтия Никсон рассказала Правила жизни, что она думает по поводу радикального преображения ее героини — Миранды.
Синтия Никсон — о новой Миранде, новом «Сексе в большом городе» и старой дружбе

Новый сериал начинается как история про смерть. Но для вас-то «Секс в большом городе"— это целая жизнь.

Да, и это очень странное ощущение! Помню, как я гордилась, когда меня взяли на роль Миранды, как я радовалась, что причастна к этому проекту. А потом он закончился, но мы все остались друзьями, просто уже не перед камерой. Когда мы начинали, ни у Сары, ни у Кристин не было детей, а сейчас сын Сары и средний из моих детей учатся в колледже. Мы приходили друг другу на помощь, когда было плохо. Мы вместе радовались, когда было хорошо. Поэтому, конечно, воссоединиться и играть героинь, которые подводят промежуточные итоги жизни, да еще и сталкиваются со смертью, — непросто. Тем более я никогда не думала, что этот сериал действительно возобновится. Поэтому отношение к проекту стало для меня таким же, как к жизни: давайте радоваться всему хорошему, что было в «Сексе в большом городе», и пользоваться шансом изменить то, что нам не нравится. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как думаете, новый сериал станет для фанатов частью «канона»?

Время покажет. Мне кажется, для многих зрителей, которым сегодня около тридцати, актуальным остается сам «Секс в большом городе». А для тех, кто взрослел вместе с нами, будет неожиданным сюрпризом то, что героями сериалов могут быть и женщины старше пятидесяти лет. Таких героинь ведь не так уж и много. В этом смысле мы остаемся первопроходцами — такими же, какими были двадцать лет назад.

HBO

Чему вы сами научились у Миранды тогда, а чему — сейчас?

Двадцать лет назад, как только сериал вышел, мне часто задавали этот вопрос, и я всегда отвечала так: «Думаю, мы с Мирандой сходимся вот в чем: мы обе знаем цену своему уму. И это делает нас уверенными в себе. А еще мы обе очень сфокусированы на карьерах. В остальном у нас почти ничего общего. Она очень одинока и часто ходит на свидания. Ее трудно назвать домашней. У нее нет постоянного партнера, и она не уверена, нужен ли он ей. То же самое касается и материнства. А я была в долгих отношениях, и у меня есть ребенок. Так что я ее противоположность — даже живу до сих пор в том же месте, где родилась и выросла». 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но знаете что? Спустя шесть лет, когда сериал закончился, я стала отвечать иначе: «Мы с Мирандой похожи во всем». Думаю, это связано с тем, что я взрослела, а женщины по-настоящему становятся уверенными в себе ближе к 35. К этому возрасту ты находишь себя и учишься получать то, что тебе нужно. И оказалось, что нам с Мирандой часто нужно одно и то же. Но при этом и она многому научилась у меня. Я видела, как от сезона к сезону авторы превращают ее жизнь в мою. Например, Миранда становится более домашней. Такое бывает, когда сценарист начинает писать историю «от актера».

А в новом сериале мне нравится, что Миранда очень старается. Она совершает много ошибок, но продолжает бороться. Если вы не ошибаетесь, возможно, вы осторожничаете. И Миранда это понимает — перестает бояться риска. А еще я думаю, что чем старше становишься, тем важнее учиться чему-то новому. Зрелым людям, пытающимся сохранить ясность ума, часто советуют: выучи новый язык, начни писать другой рукой, попробуй ходить задом наперед. Миранда еще не в том возрасте, но она из тех, кто умеет смотреть вперед.

HBO
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вы тоже попробовали новое — сняли один из эпизодов.

После завершения сериала я понемногу начала ставить спектакли, и оказалось, что это мое: мне нравится рефлексировать, да и актерский опыт пригодился, а я как-никак играю с 10 лет. И вдруг выяснилось, что Майклу Патрику Кингу нравятся мои театральные работы. Поэтому он сам сразу же предложил мне снять один из эпизодов. Я тут же ухватилась за шанс, а испугалась уже потом. Но так и надо делать. Элеонор Рузвельт говорила: «Храбрый не тот, кто не боится, а тот, кто боится, но все равно делает то, что должен». Я, как и Миранда, всегда была аккуратной и осторожной. А тут вдруг подумала: жизнь не бесконечная; если я не сделаю это сейчас, то я не сделаю это никогда. А я всегда об этом мечтала.

Миранда всегда казалась мне самой собранной из героинь — поэтому, если честно, было трудно поверить, что она настолько растерянно себя чувствует в новом мире. Это как будто другой человек.

Интересно. Мне так не кажется. По-моему, поиск, в который отправилась Миранда, — как раз-таки результат ее целостности. Она построила отличную карьеру в корпоративной юриспруденции, но теперь ей важно честно ответить на вопрос: что останется после нее? А еще она хорошая мать и жена — но что если в ее жизни есть место чему-то еще? И пока она об этом думает, вокруг происходят знаковые события: избрание Дональда Трампа, смерть Джорджа Флойда, движение Black Lives Matter. Это влияет на нее, и она решает учиться. Не думаю, что при этом она выглядит забавной или неуверенной в себе. Наоборот, требуется большая отвага, чтобы снова сесть за университетскую парту, когда тебе 55, а однокурсникам — 20. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И не забывайте, что мы в Америке пытаемся как-то преодолеть наследие расизма и рабства. Огромное количество белых людей молчат об этом, потому что говорить больно. Как начать говорить о вине и вреде такого масштаба? Миранда пытается не молчать — и делает это неуклюже, но смело.

HBO

Вы из Нью-Йорка. Как изменился за эти годы город?

Сила Нью-Йорка в том, что он настолько большой, что в нем всегда найдется место для всех. И при этом люди, живущие рядом, могут существовать словно бы в разных мирах, совершенно не пересекаясь. Для Кэрри и Шарлотты город мог почти не измениться, но Миранда теперь ходит по другим улицам — и встречает других людей. А вообще, это не Нью-Йорк изменился — это мир изменился. С тех пор как начался сериал, мы пережили настоящую промышленную революцию. Когда мы запускались, моему сыну было 8 месяцев, сейчас ему 25 лет. Он живет уже на другой планете — и из-за технологий, и из-за вызовов экономики, и из-за экологии. И это очень непростая планета для жизни. Но Нью-Йорку найдется место и на ней.

Загрузка статьи...