«Время требует других»: Сергей Капков — о новых фестивалях и новой урбанистике

Главный редактор «Правил жизни» Трифон Бебутов обсудил со знаменитым культурным менеджером Сергеем Капковым новое поколение, судьбу индустрии развлечений в изменившейся реальности, а также его новый фестиваль «Это Лето».

Трифон Бебутов: Сергей Александрович, вы давно не давали интервью. Расскажите, кто сегодня Сергей Капков?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сергей Капков: Я думаю, что предприниматель, преподаватель, ну и в чем-то даже философ. Я кандидат философских наук, защитил кандидатскую диссертацию в Российской академии наук.

Трифон: Предпринимательство — это как раз Центр урбанистики и все, что с ним связано, как я понимаю. Есть ли сегодня запрос на урбанистику? Трансформировался ли он с течением времени?

Сергей: Он максимально трансформировался. Урбанистика — это же не смена асфальта на плитку. Урбанистика – это отношения между людьми, для России сейчас уже наука не новая, все-таки со времен реконструкции Парка Горького прошло много лет. Парки, площадки и в целом города научились благоустраивать. Теперь на очереди работа с городской атмосферой, культурное программирование. Содержательное, деловое, образовательное программирование городов и соответствующий событийный ряд. Экономика впечатлений — это тоже экономика. Туризм и путешествия — элемент этой экономики впечатлений. И все это конкурирует за наше свободное время.

Фотограф: Евгений Сорбо

Трифон: Все конкурируют со всеми. Есть гениальная история — был отчет «Нетфликса» в прошлом году. Знаете, с чем они конкурируют? Со сном!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сергей: Когда я работал в Российском футбольном союзе, мы опрашивали людей, и получалось, что сам по себе матч конкурирует со множеством других вещей. Во-первых, с походом в спортбар, где можно футбол посмотреть. Во-вторых, с шашлыками. Это примерно то же самое. Недавно мы делали исследование, задавали людям вопрос: «Как вы культурно проводите выходные»? Самый популярный ответ — «иду в ресторан». В этом нет ничего плохого, конечно. Но ресторан на равных конкурирует со всеми остальными культурными событиями.

Трифон: Что, кстати сказать, произошло в том числе благодаря вам и вашим инициативам.

Сергей: Появилась новая московская кухня. И эта кухня стала экспортной – Стамбул, Лондон, Эмираты.

Трифон: Конечно, кухня — часть любой культуры.

Сергей: Это часть креативных индустрий, технологий. Китай давно считает кулинарию креативной отраслью, не меньше чем мультипликацию. Поэтому китайские рестораны есть не только в каждом мегаполисе, но и в самых маленьких городах. Если вы хотите познакомиться с китайской культурой, сначала идете в китайский ресторан.

Фотограф: Евгений Сорбо
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Трифон: Хорошо, что рестораны пережили пандемию. А как вы смотрите на перспективы возрождения больших фестивалей?

Сергей: В Москве, насколько я знаю, в этом году заявлена уже масса фестивалей. Это только те, которые можно назвать частными, потому что город проводит много своих собственных активностей. Собственно, а почему бы фестивалям не возродиться? Появилась новая публика, появились новые музыкальные герои, киногерои, появилась новая самоидентификация москвичей.

Трифон: В чем же она заключается?

Сергей: Потрясений в последнее время было много. Но, мне кажется, город пересобрался, город хочет праздников, хочет отдыхать, хочет веранд.

Трифон: И фестивалей, естественно!

Сергей: И фестивалей. Город хочет впечатлений.

Трифон: А как вы на собственном фестивале решаете проблему с артистами? Многих ведь нельзя привезти. Кто их заменяет — молодые таланты?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сергей: Мне этот вопрос решить достаточно легко, потому что я не изображаю из себя культурного мэтра. Мне всегда нравилось продюсировать и выискивать молодых, новых людей, все, что касается дебюта и молодости, меня всегда интересует. Поэтому у нас на фестивале все молодые артисты. Даже если они уже известные, как Федук, Сироткин, Тося Чайкина, они все равно молодые. Это новая волна. Мне с ними интересно – они приводят свою публику, новое поколение.

Мне интересно заниматься фестивалями — туда и ходят, и делают их, в общем-то, уже дети Парка Горького. У нас средний возраст фестивальной команды — не старше 30-35. Соответственно, когда я был директором Парка Горького, я увидел эту новую городскую молодежь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сейчас я вижу уже второе поколение. Такие же интересные ребята. Они хотят что-то делать. Они выбирают другую музыку, ищут другое настроение, создают другую атмосферу.

Трифон: Тут происходит в известной степени правильный синтез, некая коллаборация, которая позволяет, с одной стороны, артистам привести свою аудиторию, пусть даже небольшую, если они начинающие, а вам, как площадке, заявить их в более масштабном качестве.

Сергей: Именно. Это если говорить про артистов. Но фестиваль ведь не только артисты. Мы делаем семейный фестиваль, фестиваль уюта, такой тонкой атмосферы для небольшого количества людей. Все это будет происходить в саду Эрмитаж. Логика фестиваля — город-сад. Такой достаточно известный образ. Тут для нас важно ощущение лета. Фестиваль так и называется «Это лето». Он ведь как появился, собственно? Было первое или второе сентября, момент, когда ты понимаешь, что дальше будут дожди, осень, жалеешь, что лето кончилось. И вот Аня Пискунова — моя подруга и мой партнер — говорит: «Давайте в следующем году сделаем фестиваль 1-2 июня».

Трифон: Там будет не только музыкальная часть?

Сергей: Там будет программа для детей и взрослых, будет дискуссионный клуб. Будет кулинария, спортивные площадки так называемого городского спорта. Собственно, все, что стало модой и образом жизни москвичей или горожан других городов-миллионников. Поэтому это история про атмосферу, про яркий старт лета, потому что в городе, где восемь месяцев зима, лето – наш главный аттракцион.

Я не изображаю из себя культурного мэтра

Трифон: Действительно, в ковид экономика развлечений сильно изменилась. Но вместе с тем запрос на офлайн, на какое-то живое общение, вырос.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сергей: Это правда. Пандемия двинула вперед рынок развлечений. Все нырнули в онлайн и с большим удовольствием провели там время. Но сейчас все снова хотят офлайн, как мне кажется – найти своих, успокоиться, увидеться. Хочется почувствовать, что мы есть, мы вместе, и вот оно, наше лето. Вчера гулял по городу – весна уже, все фланируют, все хотят нравиться.

Фотограф: Евгений Сорбо

Трифон: Возвращаясь к лекторию, на просветительские форматы тоже есть запрос? Музыки и еды стало мало, все хотят смыслы?

Сергей: Я уверен. Но так в Москве было и будет всегда. Сейчас запрос намного больше. Москва — столица, город-мегаполис, в масштабах не только страны, но и планеты Земля. Город, который формирует смыслы — политические, экономические, культурные, образовательные. Эти дискуссии, разговоры о будущем, о ценностях — они сейчас особенно важны. Даже если прямо сейчас найти ответ не получится, он, возможно, появится потом. Главное, что разговор уже идет.

Трифон: Чтобы получить ответы, надо, как минимум, начать задавать вопросы о будущем. С этим тоже, наверное, сейчас все непросто.

Сергей: Просто!

Трифон: Вы так считаете?

Сергей: Это же логично. Каждый из нас с начала пандемии задавал себе некие важные вопросы. Все это в нас зрело — в мыслях, во внутреннем диалоге. Потом, я думаю, этот диалог переходил в разговоры с близкими людьми, с партнерами, с женами, с детьми, с родителями. Сейчас пора поговорить друг с другом — по крайней мере, запрос на это есть. Опять же, в Москве. Здесь у всех разные интересы: от автомобилистов до пешеходов, от владельцев домашних животных до тех, кто к домашним животным равнодушен.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Трифон: Политические интересы?

Сергей: Нет, этот разговор не о политике. Этот разговор о ценностях, идеалах, жизненном укладе, традициях. Есть, например, понятие «московская семья». Оно всегда было. Я из Нижнего Новгорода. Было понятие «нижегородская семья». В Москве уже сейчас есть много семей, в которых четыре поколения. Четыре поколения москвичей! Вы понимаете, что это отдельные уклады? Счастливое младшее поколение, у которого есть папа, мама, бабушка и прабабушка. Это отдельные традиции.

Трифон: Ну, все-таки есть ощущение, что реальность поменялась. Cure на пикник «Афиши» сейчас не приедет, например.

Сергей: Про какой пикник «Афиши» мы говорим? У меня есть на этот счет четкая позиция. Выбери год, и я как урбанист тебе разложу.

Трифон: Ну, например, 2019 год. Последний пикник «Афиши». Cure туда, в частности, приезжали.

Сергей: То есть пять лет назад. Сколько тогда было публике?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Трифон: Условно говоря, от 18 до 30 — мое поколение.

Сергей: Сейчас этой публике от 23 до 35. Нет больше того фестиваля «Афиши». Сейчас будет фестиваль «Это лето» или фестиваль новой «Афиши». И там будут плясать новые 18-летние. Дело не в Cure, дело в культурном событии и тех ребятах, которые могут его создать, могут сделать значимый фестиваль. Я практически с антропологическим интересом на все это смотрю. Кто придет на этот фестиваль? Другая, новая публика. дети Парка Горького, как я их называю. Они другие, они младше тебя и меня и всех-всех-всех. И фестиваль, соответственно, будет другой. А еще через три года, может быть, он превратится во что-то третье. То время требовало тех фестивалей и артистов. А сейчас время требует других. Все очень быстро восстановится. У нас талантливая страна, и мы живем в эпоху вовлеченности и интернета.

Фотограф: Евгений Сорбо

Трифон: Да я согласен, в общем-то.

Сергей: И мы не знаем, какими будут новые запросы публики, какими будут новые фестивали. Надо делать ребрендинг всех фестивалей. Пусть будет снова первый пикник «Афиши». Такой же первый, как фестиваль «Это лето», который делаю я. Я хороший человек — и фестиваль у меня хороший. Я надеюсь, у коллег из «Афиши» тоже все получится.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Трифон: Вообще, насколько индустрия развлечений (фестивальный рынок, если прямо говорить) влияет на туристическую привлекательность?

Сергей: На сто из ста влияет, потому что сейчас вся экономика – это впечатления. Никто не получает путевку на 24 дня в санаторий или в Турцию. Люди выезжают ненадолго и хотят много разных впечатлений. Взять Нижний Новгород. Там всегда ценился закат – город находится на холме. Ну закат и закат, ладно. А тут вдруг городские власти делают фестиваль «Нижний — столица закатов», и в результате в выходные в гостиницах нет ни единого свободного номера.

Я хороший человек — и фестиваль у меня хороший

Куда раньше можно было поехать? Из Москвы в Питер. А сейчас уже можно из Москвы в Нижний Новгород, а по дороге в Суздаль заехать. «Золотое кольцо» как стояло тысячу лет, так и стоит. Суздалю в этом году тысяча лет. Ну вот, пожалуйста. Можно сделать фестиваль «Золотое кольцо». Какая там звучит музыка, как все решено – тонко, интеллигентно или, наоборот, шумно и весело – определяют организаторы, обращаясь к аудитории. Русский рок-фестиваль там устроить – почему нет? И таких городов полно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Съездить в Суздаль на пару дней — это как отдохнуть один вечер в Москве. Но в Суздале вы получите удовольствие от истории, культуры, вкуснейшей еды — от всего. Уровень будет московский. Весь наш бизнес сейчас устроен по принципу «сделайте нам как в Москве». Это хорошо. Москва задала эту планку в урбанистике. Дальше появляются команды, например, архитекторов, уже местные.

Фотограф: Евгений Сорбо

Трифон: Это о трафике из Москвы в регионы. А из регионов в Москву?

Сергей: Вот раньше мы ездили в Париж. Без иронии говорю. Что французы экспортируют? Некий французский шарм, моду, кинематограф. На этом все построено. Отвезти любимую в Париж, сделать ей предложение. Мне кажется, что Москва уже сформировала свой уникальный образ. Экономический эффект будет заметен, поверьте мне, уже через несколько лет.

А самое главное — Москва создала множество сервисов для регионов России, которые стали обыденностью, поэтому в Москву теперь ехать не страшно. Тот же скоростной поезд, те же сервисы Яндекс. Ты понимаешь цены, понимаешь, как, что и где посмотреть. У тебя есть путеводитель по городу – это телефон. А дальше ты хочешь – смотри путеводитель, который делаете вы, хочешь – смотри тот, что делает «Яндекс Афиша», хочешь – сам ищи, хочешь – смотри краеведов и блогеров. И потом, ты сам можешь создать маршрут. Главное обозначить реперные точки: вечером концерт, здесь мы танцуем, здесь мы днем едим. Это короткие впечатления. И самое главное – это все должно работать в обе стороны. Я помню, мы делали исследование. У двух миллионов москвичей проблема с выходными. У людей нет дач, им надо чем-то заниматься, поэтому их можно пригласить в Московскую область. Программирование города, программирование фестиваля. Разница только в масштабе.