РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Выбор Правила жизни: 8 главных книг, которые нужно читать в октябре

Новый сборник рассказов драматурга «Гоголь-центра» Валерия Печейкина, книга-высказывание Чака Паланика о кино и современной американской культуре, первая русскоязычная биография легенды бит-поколения Уильяма Берроуза и многое другое.
Выбор Правила жизни: 8 главных книг, которые нужно читать в октябре
Getty Images

«Фистула», Артем Серебряков

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Горькая история тихой, но сильной любви, приемы современного театра, темы семьи, одиночества, современного искусства – новая книга Серебрякова плохо поддается традиционному описанию. Перед нами смелый эксперимент в духе Леонида Добычина или Андрея Белого: Серебряков ищет новую форму романа, где язык, строение, стиль должны быть не просто инструментами для рассказывания истории, но силами, передающими опыт и авторский мир.

«Злой мальчик», Валерий Печейкин

Драматург «Гоголь-центра», апостол Правила жизни Валерий Печейкин, кажется, не проводит дня без нового текста: люди приходят в его фейсбук (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации) за острой темой, мрачной шуткой, социальной сатирой. В этом сборнике ритм рассказов также соответствует разнообразию содержания. Как самый слабый в классе становится умным задирой, чтобы не бояться сверстников, так Печейкин в своих текстах вглядывается в окружающую Россию – предупреждая нападение юмором.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Теория современной драмы», Петер Сонди

Перевод этой книги восполняет еще один пробел в литературе о театре. «Теория современной драмы» быстро стала хитом в театральных кругах Запада, представив рабочую гипотезу перехода от классического театра к современному. Читая о его героях – от Ибсена и Чехова до Пиранделло и Брехта, – мы можем проследить, как менялся театр в мировом контексте, пока в России безраздельно господствовала школа Станиславского.

«На порноигле. Порнография и природа зависимости», Гэри Уилсон

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Люди никогда не смотрели столько порно, сколько сейчас. Общественное табу по-прежнему мешает исследованию этого вопроса, но лед трещит: Уилсон рассматривает пристрастие к просмотру порно с точки зрения современной науки о мозге, антропологии и аддиктологии – учения о зависимостях. Оказывается, все непросто: порнофильмы оплетают так, что вы уже и не замечаете, как не можете без них обойтись.

«На затравку», Чак Паланик

Паланик, автор «Бойцовского клуба», герой подростков и бунтарей, фигура ностальгическая – его книги стали неотъемлемой частью культурного слоя. Видимо, оттого он (не без иронии) занялся деконструкцией своего творчества, составив этот сборник. В нем мы находим статьи, посвященные взглядам Паланика на сюжет, кино, построение образа и американскую культуру в целом. Отличная книга, чтобы разобраться в одном из самых значимых феноменов нулевых.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Падение», Анне Провост

Главный герой, Лукас, чрезвычайно одинок: недавно умер его дед, семья старательно запирает дверцы шкафов, из которых готовы вывалиться скелеты. Лукас попадает в компанию Бенуа – расиста с вполне фашистскими взглядами – и оказывается втянут в разборки местных группировок. Провост показывает, что проблема подростковых сообществ не в них самих и не в их идейной подоплеке, а в обществе, которое оставляет детей в одиночестве и порождает насилие.

«Жизнь и удивительные приключения астронома Субботиной», Ольга Валькова

Российская империя, начало XX века. Нина Субботина с юности глухонема, но становится профессиональным астрономом. Она не может работать в учреждениях, поэтому выстраивает собственную обсерваторию, занимается исследованиями, публикуется в журналах, пишет книги. Ее единственный инструмент общения с миром и коллегами-учеными – это письма, благодаря которым удалось воссоздать биографию астронома.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Берроуз, который взорвался. Бит-поколение, постмодернизм, киберпанк и другие осколки», Дмитрий Хаустов

Эта книга не просто изложение событийной канвы и подробностей личной жизни, но попытка обозначить спектр влияния Уильяма Берроуза на американскую и мировую культуру в целом. Этот демон бит-поколения оставил свой след повсюду – от популярной музыки и современного искусства до квир-теории и эссеистики европейских интеллектуалов. ≠

Загрузка статьи...