РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вопрос времени: почему мужчины не носят юбки?

Одежду теперь не делят на мужскую и женскую — в чем же тогда проблема?
Вопрос времени: почему мужчины не носят юбки?
Getty Images

В 1977 году после выхода на экраны «Энни Холл» Вуди Аллена девушки принялись подражать умной и независимой Дайан Китон в широких брюках, рубашке, пиджаке с мужского плеча и при галстуке. Почему же тогда, несколько лет спустя в 1983, посмотрев «Тутси» Сидни Поллака, мужчины не начали носить платья? Так уж сложилось, что одежда обладает социальными маркерами: вплоть до начала XXI века считалось, что строгий костюм — признак силы, а юбка — слабости и уязвимости. В последние годы со всех сторон транслируется идеи гендерного равноправия, женщины продолжают активно отстаивать свои права — многие мужчины их в этом поддерживают, но юбок все равно не надевают. И зря.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Ник Вустер на Неделе мужской моды в Париже
Getty Images

В западной культуре мужчинам еще недавно предназначалась более практичная одежда, женщинам — более декоративная. Но так было не всегда и не везде. В античные времена люди всех полов и гендеров ходили в платьях (они же тоги), даже самые доблестные воины, и никто не смел упрекнуть их в недостатке мужественности. Уже позже, когда лошади стали основным видом транспорта (а для аристократов конная езда оказалась еще и базой для разных форм статусного досуга), мужчины поняли, что в брюках ездить верхом гораздо удобнее и переоделись. От платьев и юбок оказались, прежде всего, военные, которые ходили в долгие конные походы. Так брюки стали ассоциироваться с маскулинностью, силой и тяжелой работой. Равно как юбки и платья — с хрупкостью, уязвимостью и праздным образом жизни. При этом мужчины, которым тяжело работать и воевать не приходилось, продолжали время от времени носить платья вплоть до XIX века. В некоторых странах и культурах мужские юбки в обиходе до сих пор: взять хотя бы килт — национальное достояние брутальных шотландцев (Джерард Батлер и Эван Макгрегор надевают свои только на самые торжественные мероприятия — килт в их понимании покруче фрака). А во множестве восточных стран мужчины от платьев и юбок никогда не отказывались. В Индии носили и носят разнообразные туники, в Йемене, Арабских Эмиратах и Омане — изар, напоминающий юбку с запахом, а в Бутане — особое платье го

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

К чему весь этот разговор? К тому, что в эпоху, когда большинство мужчин ездят не на конях, а на машинах, а женщины могут служить в армии, дифференциация фасонов одежды на сугубо женские и сугубо мужские выглядит архаично. Женщина в брюках — норма, и было бы, как минимум честно, если бы мужчина в юбке тоже перестал казаться экстраординарным явлением.

Дэвид Боуи на обложке альбома The Man Who Sold The World, 1970

Но чтобы разрушить стереотип нужно время. Процесс движется медленно, и начало ему было положено не вчера, а в разгар сексуальной революции, то есть в 1960-е. Тогда молодежь выступала за свободу всего подряд — и за свободу одеваться, как хочется, тоже. В 1970-е за стереотип о «правильной» мужской одежде взялся и Дэвид Боуи. Помните обложку альбома Man Who Sold The World, на которой этот самый Man изображен в платье? Потом музыкант снялся в платье и для Daily Mirror — в репортаже Боуи показывал свой дом и складывалось впечатление, что именно так он каждый день по дому и ходит. А в 1980-е с юбками в мужском гардеробе много экспериментировали стилист Рей Петри (по происхождению шотландец) и Жан-Поль Готье.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Игги Поп говорил, что одеваться в женское не стыдно просто потому, что «не стыдно быть женщиной». Самопровозглашенной феминист Курт Кобейн был с ним согласен. В 1990-е он таскал платья у Кортни Лав и открыто заявлял, зачем он это делает: музыкант называл женщин «единственным будущим рок-н-ролла» (в его исполнении это высшая похвала), и ему хватало мужества не стесняться собственного желания быть на них похожим. В 1993 Курт снялся для обложки журнала The Face в девчачьем платье в цветок, с густо подведенными глазами и красным лаком на ногтях. В девяностых все вышеописанные выходки попадали в категорию «эпатаж» — но ведь и короткие стрижки на женщинах в свое время эпатировали.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Курт Кобейн на одном из своих выступлений

В нулевые главным мужчиной в юбке был Марк Джейкобс. Смог ли он продвинуть общество вперед на пути к избавлению от предрассудков, сказать сложно, но в рамках своей репутации у Марка все получилось — Джейкобсу в юбке или платье уже никто не удивляется.

Сейчас ту же самую работу проделывает сын Уилла Смита Джейден. Он частенько появляется на людях в юбке и даже снялся в ней в рекламной кампании женской коллекции Louis Vuitton. Смит говорит, что ему так просто нравится. Юбка на мужчине не указывает ровным счетом ни на что — ни на степень его мужественности, ни на его сексуальную ориентацию, ни на социальный статус. А вот на широту взглядов указывает. «Если я надену юбку сейчас, то лет через пять маленький мальчуган, пришедший так в школу, не получит подзатыльник. Никому не будет дела до того, во что он одет», — объясняет Смит. Еще один пример — Джаред Лето: он в свое время не вылезал из брюк с чем-то наподобие длинной баски. Однажды он опубликовал свое фото в них с подписью Real Men Wear Skirts — что он имел в виду, объяснять не надо.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Джейден Смит в рекламной компании Louis Vuitton
Louis Vuitton
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дизайнеры этот посыл поддерживают и все чаще одевают мужчин в юбки. В списке прогрессивных такие бренды, как Rick Owens, Thom Browne, J.W. Anderson, Givenchy (при Риккардо Тиши), Alexander McQueen и Gucci, работы  Чарльза Джефри и Джона Гальяно в Maison Margiela — и это одежда не для подиума, а для реальной жизни.

В конце концов, юбка — очень удобная вещь. И то, что она недоступна мужчинам, жутко несправедливо. Этим летом модный обозреватель The Economist Люк Литч опубликовал ироничный материал об официальном дресс-коде, который предписывает мужчинам носить брюки, хотя в жару это настоящая пытка. Однажды Люк явился на деловую встречу с коллегой в шортах — та его пристыдила. О юбках в официальном дресс-коде ни слова — так почему бы не носить их? 

Gucci весна-лето 2019
Getty Images
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За год до этого (летом 2017) водители автобусов из французского города Нант наглядно проиллюстрировали то, о чем пишет Люк. Устав их транспортной компании строго-настрого запрещал выходить на работу в шортах, даже если машина не оборудована кондиционером, а за окном пекло. В знак протеста водители надели юбки. Руководство посчитало поступок эксцентричным, испугалось пересудов и все-таки позволило сотрудникам носить шорты.

Начать эксперименты с непривычной одеждой можно с малого — в магазинах (даже в масс-маркете вроде Zara) есть мужские туники, удлиненные рубашки и свитеры, встречаются и брюки с басками — вроде тех, что носил Джаред Лето. Попробуйте надеть что-то подобное, скажем, на отдыхе, — и решите, комфортно вам или нет. Понятно, шаг непростой, потому что стереотип «юбка — для девочек, брюки — для мальчиков» привили нам еще в детстве. Но мир и правда меняется: некоторые европейские школы (например, лондонская Highgate) вводят гендерно-нейтральную форму для учеников. Пока это капля в море, но кто знает, что будет через 10-20 лет. Остается только процитировать художницу-феменистку Дженни Хольцер — Raise boys and girls the same way («Растите мальчиков и девочек одинаково»).

Загрузка статьи...