Это скандал: кого, когда и за что «отменяли» в модной индустрии

Из-за своих оскорбительных высказываний Канье Уэст лишился трех четвертей состояния, модных контрактов и, кажется, всех перспектив в модной индустрии. Случай громкий, но не первый: до этого мода знавала примеры скандалов, обид и «отмен» как людей, так и целых компаний. Собрали самые резонансные и предлагаем делать выводы самостоятельно.
Это скандал: кого, когда и за что «отменяли» в модной индустрии

Канье Уэст и культура отмены в 2022-м

О провокациях Канье Уэста можно сложить не одну легенду, и раньше ему все сходило с рук. Но теперь, похоже, рэпер действительно переступил черту: после скандальной футболки с надписью White Lives Matter на Парижской неделе моды и заявлений о том, что движение Black Lives Matter было профанацией, Йе опубликовал несколько постов с оскорбительными заявлениями в адрес евреев. Антисемитизм не потерпели ни соцсети (аккаунты музыканта заблокировали), ни банки, ни бренды, с которыми Уэст сотрудничал.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Канье Уэст на показе Yeezy Season 1
Канье Уэст на показе Yeezy Season 1, 2015
Theo Wargo/Getty Images for adidas

Первыми от Канье отвернулись Balenciaga — сначала просто убрали совместную коллекцию с сайта, а потом сделали официальное заявление, пусть и довольно лаконичное: «У Balenciaga больше нет никаких взаимодействий и никаких планов на будущие проекты, связанные с этим артистом». Следом высказались и adidas, уже резко осудив антисемитские высказывания рэпера. Теперь компания больше не будет выпускать продукцию под брендом Yeezy, все права и патенты на эти кроссовки принадлежат ей. Gap, с которыми Йе сам прекратил долгосрочное сотрудничество еще пару месяцев назад, теперь изъяли из продажи все уже созданные в коллаборации вещи и прекратили работу сайта, на котором продавалась совместная линейка Yeezy Gap. Сникер-ретейлер Foot Locker прекратил продавать кроссовки Yeezy, а ресейл-платформа TheRealReal — принимать их для перепродажи. Главный редактор американского Vogue Анна Винтур заявила, что на страницах журнала Канье больше никогда не появится.

Из-за потерь контрактов Уэст перестал быть миллиардером: сейчас его состояние оценивается в $400 миллионов, хотя до этого приближалось к отметке в $2 миллиарда. Дорогая цена за несколько фраз!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джон Гальяно и корни культуры отмены

Подобные Канье случаи в модной индустрии почти не происходят, потому что уже было на чьем примере поучиться. В далеком 2011-м Джон Гальяно поплатился местом креативного директора Dior за свои антисемитские высказывания. Дело было так: Гальяно отдыхал в одном из парижских кафе и в нетрезвом состоянии начал хамить соседям по столику, оскорблять их и признаваться в любви к Адольфу Гитлеру. Дошло даже до обмена пощечинами!

Джон Гальяно в 2010 году
Джон Гальяно в 2010 году
Toni Anne Barson/WireImage

Поведение дизайнера попало на видео, которое опубликовали в сети, — и модному дому Christian Dior ничего не оставалось, кроме как расторгнуть контракт с, безусловно, талантливым, но таким скандальным Гальяно. Проявления антисемитизма во Франции также сурово караются законом, поэтому дизайнера ждал суд, штраф €6 тысяч и испытательный срок. Потребовалось несколько лет и прохождение лечения от алкогольной и наркотической зависимости, чтобы Гальяно смог вернуться в модную индустрию — в 2015-м он занял пост креативного директора Maison Margiela и руководит брендом до сих пор. И конечно, он принес извинения — похоже, довольно искренние.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ульяна Сергеенко и расизм в Париже

Другая болезненная тема, на которую нередко напарываются разные знаменитости, в том числе модные деятели, — расизм. И если в Америке это давно больная тема и с ней более-менее научились обходиться, то России этот путь еще предстоит. В 2018 году расистский скандал разгорелся вокруг дизайнера Ульяны Сергеенко — из-за записки, которую она отправила своей подруге Мирославе Думе, приглашая на свой показ. Сергеенко подписала карточку фразой To my niggas in Paris, процитировав песню Niggas in Paris Канье Уэста и Джей-Зи.

Ульяна Сергиенко
Ульяна Сергеенко в 2016 году
Edward Berthelot/Getty Images

Когда фото фразы попало в сторис, последовала взрывная реакция: на дизайнера разгневались фотограф Адам Катц Синдинг, супермодель Наоми Кэмпбелл и другие. Несмотря на публичные извинения («Канье Уэст — один из моих любимых музыкантов, а NP [Niggas in Paris] всегда была одной из самых любимых песен. Да, мы называем друг друга словом на N, когда нам хочется верить, что мы такие же крутые, как парни, которые поют эту песню») и Сергеенко, и Думы, им обеим пришлось столкнуться с последствиями: Ульяна надолго стала персоной нон грата в индустрии, а Мирославу исключили из совета директоров детского онлайн-магазина The Tot.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

H&M и расизм не только в Париже

Впрочем, даже западные бренды порой оказываются замешаны в расистских скандалах. Стоит вспомнить хотя бы случай H&M и их детскую толстовку с надписью «самая крутая обезьянка в джунглях», которую для сайта сняли на темнокожем мальчике. Это привело к протестам в ЮАР, погромам и закрытию нескольких магазинов, а The Weeknd расторг с брендом контракт.

Не избежали обвинений в расизме и Gucci: итальянский бренд выпустил черный свитер с высоким воротом и рисунком в виде губ, в котором пользователи соцсетей увидели сходство с блекфейсом — то есть карикатурным изображением темнокожего человека. И креативный директор Gucci Алессандро Микеле, и генеральный директор Марко Биззари принесли извинения, а еще бренд затеял несколько благотворительных инициатив по борьбе с расизмом, чтобы сгладить репутационный ущерб своего «невежества» (так объяснил появление свитера Микеле).

Тот самый свитер Gucci
Тот самый свитер Gucci
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За блекфейс в свое время досталось даже Prada, которые выпустили аксессуары с фигурками обезьянок с большими красными губами. Бренд довольно оперативно снял коллекцию с продажи и принес извинения, хотя до серьезных обвинений и волны ненависти в соцсетях дело не дошло. Мораль новой эпохи: лучше сразу просить прощения, и ущерб будет минимальным.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мода и случайные оскорбления

Опыт показывает, что погореть можно не только на очевидных болезненных темах. Случайные ассоциации вызывают ретравматизацию и, следовательно, обвинения. Например, Loewe пришлось извиняться за костюм, напоминающий форму узников концлагерей, а Gucci (да, опять им!) — за одежду, похожую на смирительные рубашки: тогда на подиуме модель устроила незапланированную акцию с надписью на ладонях «Психическое здоровье — это не мода». Впрочем, просить прощения из-за неуважения, пусть и непреднамеренного, пришлось даже Карлу Лагерфельду в 1994 году: тогда в кутюрной коллекции Chanel появились платья с арабской вязью — дизайнер думал, что наносит на ткань строчки из любовной поэзии, а они оказались цитатами из Корана. После извинений перед всей исламской общественностью и уничтожения противоречивых платьев Лагерфельд подходил к поиску вдохновения более внимательно.

Chanel Haute Couture fashion show spring summer 1994 in Paris. (Photo by )
Chanel Haute Couture весна–лето 1994
Rindoff/Garcia/Getty Images

А еще надо уметь быстро реагировать на повестку и контекст, чтобы не попасть впросак. Некоторым это удается, некоторым нет. Так, Вирджилу Абло пришлось срочно снимать с продажи всю коллекцию Louis Vuitton, посвященную Майклу Джексону, после выхода скандального фильма «Покидая Неверленд», а Dior Men — отказываться от сотрудничества с Трэвисом Скоттом из-за трагедии на фестивале Astroworld. А вот Филипп Пляйн оказался не столь чувствителен и выпустил коллекцию в память о баскетболисте Коби Брайанте, при этом украсив подиум золотыми вертолетами (напомним, спортсмен погиб как раз при крушении вертолета). Впрочем, не факт, что он хоть сколько беспокоится о своей репутации.

Dolce & Gabbana и китайский бойкот

Наконец, отдельное место в череде скандалов с оскорблениями и последующим кэнселлингом занимает Китай. Все дело в том, что для модных брендов китайский рынок — лакомый кусочек: тут огромная аудитория потребителей люкса и большие возможности для роста, но далеко не все еще умеют достаточно деликатно обходиться с местной культурой и национальными особенностями. Например, Givenchy, Coach и Versace получили порцию гнева за вещи с географически неверными надписями, нарушающими, по мнению общественности, суверенность Китая. У Versace обнаружились футболки, на которых Гонконг и Макао (регионы Китая) указаны как отдельные страны, а у ​​Givenchy и Coach нашлись вещи, где отдельно стояли Гонконг и Тайвань (о территориальной принадлежности которого до сих пор ведутся споры). Вещи в итоге изъяли из продажи, а бренды принесли официальные извинения.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Кадр из кампании #DGLovesChina
Кадр из кампании #DGLovesChina

Но больше всех перед китайскими покупателями оплошали Dolce & Gabbana и их кампания #DGLovesChina. У бренда должен был пройти показ в Шанхае, и к нему выпустили видео, где модель азиатского происхождения пытается с помощью китайских палочек съесть блюда итальянской кухни. Но китайские пользователи сочли рекламу расистской, стереотипной и оскорбительной. Хотя бренд быстро удалил ролики после первых обвинений, в сети появилась переписка якобы со Стефано Габбаной, в которой дизайнер грубо отвечал, что не санкционировал удаление и если китайцы видят в промороликах расизм, то это проблемы не его, Стефано, а китайцев. Впоследствии дизайнеры утверждали, что аккаунт взломали, и просили прощения, но этого оказалось недостаточно. Dolce & Gabbana столкнулись с масштабным бойкотом: китайские блогеры показательно уничтожали вещи бренда, а крупные ретейлеры стали отказываться от сотрудничества с ним, чтобы не терять китайскую аудиторию. И пусть для бренда это не стало полным крахом, но ущерб нанесло значительный.

Да, может показаться, что культура сейчас — минное поле, по которому невозможно пройти без того, чтобы кого-нибудь не оскорбить. Но, как мы видим, если искренне и своевременно извиняться, то приговор культуры отмены может иметь обратную силу.